Нижний Новгород : литературно-художественный журнал. - 2020. - № 1.


     Предлагаем вашему вниманию начало обзора первого номера журнала «Нижний Новгород» за 2020 год. Разговор пойдет о художественной литературе, основном его наполнении.
    Проза традиционно состоит, в основном, из рассказов, есть и одна повесть, помещенная в разделе «Из будущих книг».
    Тема россиян, уезжающих «за лучшей долей» в Европу, интересует многих. В журнале уже печаталось несколько произведений на тему «наши за границей». На это раз в рассказе Сергея Грачева «Филиппино» фигурирует совсем молодой человек 24 лет, не имеющий толком ни образования (3 года заочного обучения в техническом вузе), ни профессии (работал какое-то время в электросетях), но мечтающий уехать на пмж в Италию не в качестве рабочего-нелегала, а вполне официально. С этой целью при помощи друга он разместил на соответствующих сайтах в интернете своё резюме на английском и итальянском языках, подчеркнув имеющийся у него допуск к работе с высоковольтным оборудованием. Его мечта в части «уехать в Италию жить и работать» осуществилась быстро, его пригласило одно итальянское кадровое агентство. А затем начинается довольно типичное, поучительное повествование на тему того, что «лучше там, где нас нет»…
    Дениса Турова, так зовут героя рассказа, итальянцы взяли в мебельную компанию сборщиком мебели, ибо не считали настоящим документом его российское удостоверение электрика, но на работы электромонтером по мере необходимости, конечно, привлекали. Однако через год, несмотря на старательность, безотказность и дисциплину, контракт с ним не продлили, и Денис стал искать работу по объявлениям. В результате он оказывается в качестве единственного наемного работника на небольшой ферме Северной Италии, где хозяин определил ему, прямо скажем, не очень высокую зарплату, но с бесплатным жильем. Безусловно, интересно почитать об особенностях сбора персиков сорта «неттарино», с которых начались летние работы героя в саду у итальянца Фьоре и его знойной жены Анны, затем шикарных тяжелых «гранаттин» и уже самой поздней осенью – «каки Романья» - хурмы (плода Богов), которую едят только очень спелую и после обеда. В промежутках между этими основными фруктами – виноград и груши, всего земли у Фьоре, который, надо сказать и сам трудился вместе с женой, не покладая рук, было 12 гектаров. Можно себе представить, как нужно было работать здесь от зари до зари… А еще огород с овощами, да обязанности по уходу за отцом хозяина, которого надо было ежедневно выгуливать, т.к. он передвигался, только опираясь на чью-то руку, которой чаще всего и была рука работника. По ходу дела Денис узнавал подробности жизни эмигрантов из России и в других странах, в частности в США, куда иногда поглядывали его «коллеги» в поисках работы.…В один из редких выходных он, уехав в город Мантову, знакомится с издателем из России, который приехал в эту страну с намерением купить домик, чтобы встретить свою старость с комфортом и уютом в спокойной обстановке итальянской деревни.
    В ходе длинного разговора героя с земляком перед читателем вырисовывается и еще один характер россиянина, стоящего на более высокой ступени социальной лестницы, дающего собственное определение жизни и людей в современной России. Сговорившись за определенную плату поездить с новым знакомым в поисках дома в качестве переводчика, Денис хотел отпроситься у хозяина на три дня, но получив категорический отказ, остался и без этой подработки.
    Для героя рассказа девиз о человеке, который может сделать лишь то, что «ему по силам» (как говаривали наши предки), быстро терял смысл. Он постепенно превращался в крестьянина, рабочего–механизатора и сиделку одновременно. С пятисот евро, которые платил ему хозяин ежемесячно, смешных для Италии денег, накоплений не сделаешь, хотя и тратить особо деньги ему было некуда: только на еду и одежду, жилье было бесплатным. «Если, конечно, поставить большой жирный крест на будущем, то не нужно вообще ничего: ни машины, ни красивой одежды, ни собственной квартиры. Но мысль, что пришлось покинуть Россию ради семейства Фьоре и их персиков, теперь приводила Дениса в бешенство». В нем зрело осознание того, что он теряет себя как личность.
    А откуда взялось название Филиппино и что оно означает, почему не согласившийся отпустить работника всего на три дня, хозяин через некоторое время по собственной инициативе даст расчет Денису – вы узнаете, если прочитаете рассказ Сергея Грачева.
    Претенциозное название рассказа «Письма Сенеке» Юрия Перевалова может привлечь к нему любителей философских рассуждений в художественной прозе или фантазийных приключений. Рассказ ведется от имени студента четвертого курса биофака университета, оставшегося на лето в студенческом общежитии по причине желания подработать и необходимости проведения эксперимента для дипломной работы и его оригинального друга. Кое-что и впрямь найдется здесь: и любопытные действительно письма, и действительно к Луцию Аннею Сенеке, и несколько странные перипетии сюжета от образа жизни обитателя дома, в котором поселились главные действующие лица рассказа, до открытия героями антикварного магазина и кражи кем-то вещиц из этого магазина. Своеобразен круг друзей хозяина дома, постоянно «тусующихся» здесь и днем, и ночью, самого хозяина огромной квартиры Димы, больного диабетом молодого человека с мрачными фатальными идеями в голове, да и самой по себе квартиры с множеством комнат, коридоров и поворотов.
    Кого-то, возможно, заинтересуют поиски грабителей главными героями рассказа, выстраивающими целые детективные линии и ходы в раскрытии кражи… Но остается ощущение плавающего текста, непонятно, что же все-таки хотелось поведать автору рассказа о своем, явно необычном, лете в пору студенческой молодости? Что он хоьел сказать о молодом человеке, прочитавшем письма Луция Сенеки (вероятно знаменитый трактат «Нравственные письма к Луцилию»), очень захотевшем ответить философу, на 1935 лет старше его самого, основываясь на своем личном жизненном опыте и некотором знании истории тех почти 2-х тысячелетий, прошедших со времени записи его (философа) мыслей? Может быть, все же стремление к нравственному самосовершенствованию героя?.. Вот почитайте.
    Рассказ Евгения Бугрова «Кобра» убийственно реалистичен. Действие разворачивается на СНП (скрытом наблюдательном посту) в горах Афганистана. Лаконичными штрихами даны характеры молодых советских солдат, оправленных командованием на БТР-е с заданием наблюдения и выявления передвижения сил противника, детали их немудреного походного быта, отношения между парнями в военной форме. Тепло выписанный образ рядового Алексея Зерчанинова, подвергавшегося постоянным шуткам товарищей после единственного неудачного действия по причине неопытности и растерянности, сразу вызывает симпатию читателей. И когда при походе за питьевой водой к роднику солдаты встретили одну из самых опасных и страшных ядовитых змей – кобру, с которой Алексей вдруг нашел общий язык, конец рассказа становится очевиден… Не хотелось больше получать удовольствие от хорошего литературного слога, весело или грустно улыбаться от мальчишеских диалогов, проявлений товарищества. Засосало под ложечкой от нехорошего предчувствия в связи с проявленной человечностью и добротой парней в военной форме к «нечаянно» забредшему в поисках хвороста местному жителю…Страшная кобра задержала у родника своего избранника, обившись вокруг его тела, он не сразу возвратился к своему СНП…
    Наверное, так же реалистичен и второй рассказ Е. Бугрова «Пари». Только здесь сюжет наполнен показом отвратительного нутра, под воздействием легко и нечестно полученного богатства вылезающего из человеке наружу и заставляющего его мнить себя подлинным «хозяином жизни», которому все позволено. Человека, убежденного, что есть цена у каждого… Не волнует, не трогает этот рассказ до слез, как первый, зато вызывает другую подлинную и сильную эмоцию; хочется, поморщившись, тяжело вздохнуть и вымыть руки, да и лицо заодно, ибо оно тоже горит…
    Андрей Гаранин: « Дороги». Рассказ представляет собой лирико-бытовую историю встречи двоих, которые случаются по-разному, иногда как удар молнии, но судьбоносно и на всю жизнь, а иногда встречи происходят каждый день, в одно и то же время, без знакомства, но все более развивающимся интересом с обеих сторон. Включается воображение, придумываются отношения, рождается чувство, но почему-то оно не оказывается настоящим, счастливым, а придуманное на поверку становится ложным… Всегда найдутся любители таких историй, у которых обязательно появятся ассоциации с жизнью, и они точно получат приятное чтение.
    Те, кто постоянно ждет появление поэтических произведений в журнале, как всегда не разочаруются. В первом номере помещены стихи Юрия Немцова, которого мы постоянно представляем как автора замечательной публицистики на краеведческие темы, прозаика-философа. А еще – поэтические строки Ирины Колесниковой и Евгения Степанова, Софьи Максимычевой и Натальи Стручковой. Познакомьтесь со стихами Николая Гордеевича Смирнова, известного в области и за ее пределами как защитника нижегородских художественных промыслов, организатора крупнейших международных, российских и региональных выставок, автора большого количества издательских проектов и самого известного из них – серии книг «Народные художественные промыслы Нижегородской области». Обязательно обратите внимание на стихи Дмитрия Ларионова, уже несколько лет подающего все более громкий голос в поэтическом творчестве.
    Конечно много еще и прозы. Но о ней – в следующей части обзора.

Материал подготовлен гл. библиографом Л.И. Шелдагаевой


    Предлагаем вашему вниманию вторую часть обзора журнала. И снова – произведения художественной литературы.
    Поэт и прозаик, автор нескольких романов («Нокаут чемпиону», «Непреодолимая сила», «Сделка» и др.) Галина Маркус передала в журнал рассказ «Синяя кнопка». Тема стариков, их внутренней и внешней жизни в Домах престарелых, интернатах, больницах – очень акту+++альна и привлекательна для чтения. Несмотря на то, что менталитет жителей России по отношению к пожилым людям иной, чем на Западе, и большинство людей (конечно-конечно, не все) ни за что не отправят своего больного или просто очень старенького, со всеми вытекающими отсюда последствиями поведения, родственника в государственные или частные специальные заведения. Они будут ухаживать за ним, выполнять все капризы и требования до последнего, даже имея массу собственных проблем и неприятностей. Можно говорить об этом в целом, можно рассматривать каждый отдельный случай – это огромная, очень сложная нравственная проблема, как с той, так и с этой стороны, безусловно. Но - это часть жизни человека, она реальна, а тема востребована в литературе, на сцене, в кино. Воссоздается она по-разному. Имеются примеры художественных шедевров. Так вот, Галина Маркус в своем рассказе снова поднимает эту тему, найдя свой, не очень традиционный поворот сюжета. Вроде бы все предсказуемо: истории судеб пожилых людей, переживших, чаще всего, безвыходную ситуацию в семье и оказавшихся в этом заведении. А учреждение - со своими правилами и традициями, какими-то маленькими радостями. Живут они здесь в постоянном ожидании родных, которые регулярно навещают одних, редко других и никогда – третьих (просто, возможно, их и нет). Конечно, эти истории описаны и в рассказе, все они 100% взяты из жизни, потому что абсолютно узнаваемы. Замечательно выписаны характеры «пациенток», каждая – готовый персонаж для фильма. А что стоит неприятный образ хамки-медсестры Тоньки, работающей здесь совсем не по призванию (а, ведь, сколько прекрасных сотрудников работает в таких заведениях, вкладывая всю душу в свое служение), делающей «больно» уколы, обзывающей унизительными прозвищами своих подопечных, и тем самым получающей долю удовольствия от мести «всему миру за свою судьбу»! Но злость и грубость медсестры тоже имеют причину: мужа у нее не было, а вот ребенок, восьмилетняя Лизочка, умственно отсталая с рождения, была… Да и кто бы тогда (конкретно в этом интернате) делал уколы, перевязку, переворачивал, менял памперсы, ведь были здесь и лежачие…
    Из маленьких радостей, которые случались у пациентов, были благотворительные подарочки, которые они по несколько раз в год (иногда и один раз, под Новый год) получали от добрых людей и организаций. Подарки были примерно одинаковые, но старички и, особенно, старушки все равно получали определенное удовольствие от их получения, да ещё и от обмена, который они тоже любили: кусок мыла на расческу, носки на полотенце и т.п.
    И вот основной, нестандартный сюжет. Главная героиня рассказа, Вера Сергеевна, в один из одинаково тянущихся дней утратила вдруг интерес к жизни вообще, хотя оказалась здесь исключительно по собственной воле. Она имела любящую дочку, часто навешавшую её и одаривающую весь персонал коробками конфет к каждому празднику, чтобы «лучше относились к маме», обожающую ее внучку, недавно родившую сыночка и сделавшую ее прабабушкой. Персонал (и коробки конфет, приносимые дочкой, были совершенно ни при чем) относился к ней очень хорошо, т.к. сама она была человеком доброжелательным, без претензий, и ничем не докучавшим. С «подругами» по комнате-палате у нее были ровные отношения. Но затосковала вдруг Вера Сергеевна, лежала днями напролет, отвернувшись к стенке и соседки решили, что собралась она умирать… Не пошла старушка и за подарком. Но санитарочка Наденька, их местный ангел, которую нежно любили все пациенты, все же принесла Вере Сергеевне маленький пакетик, оставшийся из разобранных уже подарков, решив хоть как-то порадовать такого хорошего человека. И женщина вдруг проявила интерес к подарочку, спрятала его, а потом, когда все ушли на ужин, разглядела. Ей понравилось все: и хлопчатобумажные носки (а не колючие шерстяные, которые почему-то всегда были в этих пакетах), кусочек мыла (приятно пахнущее и ручной работы!), но, главное, там была маленькая серебристая коробочка с ярко-синей кнопкой на боку. Вера Сергеевна сразу почему-то решила, что это не простая коробочка… И коробочка действительно оказалась волшебной!.. Рассказ ведь практически только начался. Конечно, надо прочитать!
    Мы сейчас приведем названия главок, которые были выбраны Андреем Коробовым-Латынцевым из своего романа «Вспаханный снег» : «Бытие Валеры», «Деревня Валеры», «Поля Валеры», «Зима Валеры», «Первая смерть Валеры», «Бабушка Валеры», «Дом Валеры», «Почерк Валеры», «Сон Валеры», «Сны Валеры», «Искания Валеры», «Небесный чернозем Валеры», «Одиночество Валеры», «Звездное небо Валеры»… Разве не интригующе звучат сами названия? Можете познакомиться и с содержанием.
    Нижегородец, поэт и писатель, публицист и краевед, протоиерей Владимир Гофман написал очень трогательный рассказ «Любимое стихотворение поэта Кручинина». Известный поэт Иван Кручинин, проживший уже большую жизнь, и литературную в том числе, пришел на встречу с десятиклассниками-лицеистами. Он рассказывал о себе, своем творчестве, почитал стихи из последней книжки, ответил на вопросы ребят и хотел было уже завершать встречу. Однако из-за первой парты вдруг поднялась миловидная девушка и спросила, кто любимый поэт Ивана Сергеевича и есть ли у него любимое стихотворение? Девушка неуловимо кого-то напоминала поэту. Иван Сергеевич задумался, ибо ведь на такой вопрос можно ответить односложно и потратить не больше минуты. А можно… И тут, присаживаясь, девушка улыбнулась, а поэт сразу понял: она очень похожа на одноклассницу Юльку, его романтическое безответное увлечение юности. Одновременно пришло облегчение задачи: поэт понял, что расскажет ребятам о своей любви к поэзии Сергея Есенина (что совершенно не поощрялось его преподавательницей литературы), о своей любимой собаке Раде и её щенках, о школьном концерте, поручении Ване прочитать на нем «Стихи о советском паспорте» Маяковского… О том, какое стихотворение прочитал будущий известный поэт со сцены, какой конфуз с ним произошел, и как, вместо насмешек, получил аплодисменты публики и поцелуй недосягаемой Юльки…
    Такие хорошие человеческие эмоции рождаются при чтении рассказа, вызывая в душе благодарность автору.
    Интересный, совсем небольшой, рассказ «Князь» написал Валерий Маккавей.
    Вольный пересказ современным языком исторической версии, как князь Олег, после смерти Рюрика, собравшийся «отмстить неразумным хазарам», взял с собой в рискованный поход Игоря, сына Рюрика, чтоб явить Киеву законного наследника рода Рюриковичей и посадить его на «киевский трон». Как, по преданию, лично предал смерти Аскольда и Гира, дружинников Рюрика, объявивших себя князьями.
    Древняя Русь, русы, викинги, Византия, язычество и Христианство…Это временной фон рассказа о князе Олеге, храбром воине и жестоком правителе, нежно привязанном к своему коню по кличке Гнедой, испустившему дух несколько лет назад; тяжелом сне накануне похода, пророчестве волхвов, что погибнуть князю суждено не в бою, а от любимого коня… Яркий эпизод гибели князя. Правы оказались волхвы, над пророчеством которых посмеялся проснувшийся после тяжелого сна князь Олег. Вещий оказался сон.
    Если вы любите хорошую русскую прозу на тему человека и природы, человека и диких животных, если вам нравятся различные истории из настоящей деревенской жизни, без этих взаимоотношений немыслимой, то вам нельзя пропустить повесть Павла Григорьевича Кренёва «Белоушко». Прекрасный язык, выпукло, без каких-либо изысков и сложностей, выписаны характеры деревенского мужика, опытного охотника Ивана Печурина и его жены Антониды (вот только почему-то однажды названной автором Аполинарией J), простой рассудительной и мудрой женщины-матери, которая всегда готова умереть за своих детей и понять другую мать, хоть человечнскую, хоть домашней скотины, хоть зверя лесного… Великолепны образы волка и волчицы и, безусловно, их детеныша, ставшего взрослым волком, беспощадным и неуловимым вожаком стаи, оставленным сиротой, но и выращенным все тем же смертельным врагом всех волков – человеком и женщиной-матерью, давшей ему эту ласковую кличку «Белоушко»… Хорошего вам чтения!
    Как всегда, очень интересны разделы журнала, наполненные публицистическими и литературоведческими материалами. Но об этом – в следующий раз.

Материал подготовлен гл. библиографом Л.И. Шелдагаевой


    Предлагаем вашему вниманию третью часть обзора журнала. На этот раз мы поговорим о публицистике, литературоведении, краеведческих материалах.
    С краеведения и начнем. Открыв рубрику «Навстречу 800-летию Нижнего Новгорода: эпохи, судьбы, факты», журнал в каждом последующем номере наполняет ее очень интересными очерками, эссе, статьями. В номере, который лежит перед нами, раздел открывается нравственно-философскими размышлениями профессора, доктора филологии, авторитетнейшего культуролога Веры Алексеевны Фортунатовой «Нижегородский путь России». Нам кажется, что очень привлекательно само заглавие эссе. Вера Алексеевна пишет: «Когда начинаешь активно всматриваться в вечность, она, словно пропасть, втягивает в себя каждого такого смельчака. Как вообще материализуется нетленность, если речь идет о городской истории длиной в 800 лет?» Опираясь на знаменательные вехи истории Нижнего Новгорода, особенности его расположения, архитектуры, деяния выдающихся людей, события, повлиявшие на развитие не только России, но и мира, автор трансформирует многовековую историю города в его настоящее, гордясь достижениями, критикуя очень многие стороны нашей жизни, выражая надежду на развитие не только городской среды в рамках КУЛЬТУРЫ. Увлекаясь теорией развития городской среды с культурологической точки зрения (последователи этой теории, к счастью, в некотором смысле занимающиеся и практикой, у нас сегодня иногда громко говорят о себе, особенно это происходит при получении денежных грантов на осуществление того или иного проекта!..) В.А. Фортунатова говорит о сохранении и развитии главного: Души, Чести, Совести и… Памяти, как связующего звена между прошлым, настоящим и будущим.
    «Андрей Городецкий – сын своего отца» - исторический очерк-исследование Ф. А. Селезнева, интересен и познавателен для каждого, интересующегося российской и нижегородской историей, человека. Ф. А. Селезнев вслед за Дмитрием Балашовым, известным русским писателем, исследователем народной культуры, историком, который в книге «Младший сын» (первой из цикла «Государи московские»), рассказывая о князе Даниле, младшем сыне Александра Невского, много страниц посвятил и другим его сыновьям, в том числе и Андрею, пишет о нем свое исследование.
    Андрей был хорошим сыном, во всем хотевшим походить на своего прославленного отца, но потомкам он запомнился как плохой брат, который боролся со своими братьями за великое княжение. Так ли однозначна эта оценка?
    В связи с тем, что на страницах летописей сохранилось очень мало фактов событий истории Руси XIII века, мало исторических имен попало на их страницы (в основном, конечно, князья), профессор Федор Александрович Селезнев обратил свое внимание на упоминание советников князей. Его изыскания привели к написанию очерка о князе Андрее и о том, какую роковую роль в судьбе Андрея Городецкого сыграл боярин Семен Тонильевич.
    Думается, по-другому захочется последующим поколениям оценить и образ этого русского князя, получившего после смерти своего отца удел, ставший Городецким княжеством ( в состав его входил и Нижний Новгород), оставившего свой след в истории Руси. За свои пять лет княжения князь Андрей совершил, по крайней мере, два больших деяния (одно дипломатическое, второе – полководческое), достойных «подвигов и прозорливости своего отца»…
    Вадим Андрюхин передал в журнал исторический материал «По законам военного времени». Автор затрагивает в своей публикации тему работы органов государственной безопасности в период Великой Отечественной войны на территории Горьковской области. Борьба с вражескими шпионами и диверсантами, с «пятой колонной»; поддержка действующей армии, помощь в строительстве оборонительных сооружений и работы тыла – это только общие официальные задачи, стоящие перед чекистами СССР, горьковскими в том числе. Их служба не была легкой, она была трудной и ответственной, опасной и очень важной. Описывается она только мало и очень редко. Почитайте.
    Владимир Николаевич Гофман, протоиерей и писатель, продолжает рассказывать нижегородцам о храмах Нижнего Новгорода между прошлым и будущим. На этот раз главный герой его очерка «На бывшей окраине» - храм в честь Святителей Московских Нижегородского подворья Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря.
    Это будет интересно всем, но особенно тем горожанам, кто часто ходит в районе улиц Славянской, Короленко, Новой и ничего не знает о красивом храме, скромно расположенном всего в нескольких метрах вглубь от одной из шумных центральных улиц города с современными высотными домами – улицы Горького.
    Не знаем, как попала в журнал статья известного литературоведа и публициста Аллы Анатольевны Новиковой-Строгановой, но это замечательно, что ее напечатали здесь и сейчас. Ведь литературоведческие монографии и сборники читает избранный круг читателей, журнал «Сибирские огни», в котором в 2013 году было размещено это исследование, в эти годы уже не имел такого широкого круга «потребителей», как это было последние десятилетия XX века… А в нашем журнале редакция с самого начала задала высокую планку разделов публицистики и литературоведения, о чем мы постоянно с удовольствием говорим, и тем самым заимела свой круг читателей, которые ждут выходов этих рубрик. Будем надеяться, что эта публикация А. Новиковой Строгановой «Прощальная повесть Николая Лескова» ни в коем случае не останется незамеченной.
    Как только не называют последнее творение Николая Семеновича Лескова «Заячий ремиз»: «лебединой песней», самым загадочным и зашифрованным произведений русской классической литературы и т.п. Повесть Н. Лескова не увидела свет при его жизни, да и в последующие десятилетия составители не помещали ее даже в собрания сочинений писателя. Напечатали ее впервые в 1917 году в журнале «Нива». Она сразу привлекла внимание своей необычностью. Непривычно было даже то, что она была написана на смеси русского и украинского языков, как разговаривают в Малороссии...
    Если вы не читали повесть, обязательно сделайте это, она, без сомнения, увлечет вас, как очаровала тех, кто читал ее сто лет назад.
    Алла Анатольевна, не беря во внимание непосредственный сюжет произведения, который возник из рассказа пациента сумасшедшего дома о своей странной жизни, в результате которой он и попал в «желтый дом», проводит мысль, что Н.С. Лесков описал вековечную мечту русского национального сознания о чудесной жар-птице, олицетворяющей в русском фольклоре волшебное заступничество. В исследовании говорится: « В повести Лескова мифопоэтический образ жар-птицы представлен в новом - христианском - контексте понимания и является выражением авторской ценностно-мировоззренческой позиции». А ведь долгие годы множество литературоведческих статей препарировали произведение Лескова с его сатирической стороны и изучили его достаточно подробно.. А вот религиозно-философскую и нравственную глубину лесковской повести почему-то изучали гораздо меньше, хотя все время появлялись серьезные работы и в этом направлении. И именно в этом разрезе написана работа автора статьи. Ведь текст Н.Лескова основан на Евангелии, он «неисчерпаем и открывает перед читателями всё новые и новые возможности для интерпретации и сотворчества». А вы знали, что зайцы спят с одним закрытым глазом, а второй у него открыт? А уши вообще во сне хлопают от страха7 А сердце у зайца очень маленькое? Этим и объясняется его боязливость потерять все, чем владеешь. (К заглавию повести). Даже самому неискушенному читателю не избежать параллелей с человеческой жизнью и человеческим обществом. А важной целью позднего творчества классика русской литературы является подготовка человека к переходу в другое измерение после ухода. Со смертью героя не заканчивается его жизнь (мотив «конца перед Началом»). Завершаются духовные искания, происходит внутреннее освобождение человека, осознание им своего священного предназначения… Все же обязательно надо прочитать последнее произведение русского классика… А профессору, доктору филологии А.А. Новиковой-Строгановой и редакции журнала «Нижний Новгород» - большое спасибо!
    В том же разделе «Вехи памяти» размещены два интересных материала Олега Демидова – «Неизданные книги имажинистов» и «Неизвестная статья о поэтах воинствующего ордена имажинистов».
    И очередной respect журналу в лице его редакции. Все, кому интересна поэзия серебряного века ( а их, безусловно, огромное множество), знают и о всех направлениях поэзии этого времени, в том числе и о - не очень крупном течении – имажинизме, которое долгое время не рассматривали как отдельную составляющую литературы этого периода.
    Но последнее время появилось достаточно много исследований на тему имажинизма и имажинистов, их последователей, так что возможно скоро и в массовом сознании поменяется точка зрения на место этого направления в литературном процессе XX века.
    Первый материал Олега Демидова посвящен не изданным, но анонсированным имажинистами книгам. Хотя известен факт, что изданных книг представителей этого направления было едва ли не больше, чем других, может быть, более широких и известных течений. Неизданными оказались и коллективные сборники, и книги двух-трех авторов, и одного. Фигурируют имена Есенина, Мариенгофа, Шершеневича, Ивнева, Эрдмана, Бальмонта, Грузинова, Рексина, Решетова, Шехтеля, Чекрыгина, Кусикова. Причем, планировались к выходу не только книги стихов, но и материалы о творчестве плэтов. И вот такая статья (беловая неатрибутированная рукопись, хранящаяся в ИМЛИ) привлекла внимание О. Демидова, и он подготовил публикацию. Автор этой рукописи - участник Петроградского воинствующего ордена имажинистов Владимир Ричиотти. Статья же о нем самом написана В. Эрлихом. Итак, перед нами характеристики творчества Семена Полоцкого, Вольфа Эрлиха, Григория Шмерельсона, Владимира Ричиотти. И еще одна, очень интересная литературоведческая статья «Афоризм как один из наших приемов». В ней В. Ричиотти анализирует главное средство поэзии имажинистов – образ и то, чем руководствовались имажинисты в стремлении достичь максимальной экономии, но предельной выразительности, СЛОВА. Энергия и напряженность, скорость, динамика – и прекрасный прием в достижении всех эти целей – афоризм, мысль, выраженная в краткой форме.
    Завершает раздел материал из книги «Четырехлистник» (Константин Бальмонт, Анастасия и Марина Цветаевы, Анатолий Виноградов) Станислава Айдиняна, вышедшей в 2017 году в издательстве «Экслибрис-пресс». Прекрасное предисловие к этому отрывочку, озаглавленному: «Нина Берберова о Майе Роллан и Анастасия Цветаева», написала Елена Николаевна Крюкова. Эти четыре женских имени, думается, заставят вас буквально «проглотить» эти несколько страничек, пожалев только об одном: мало. Но есть стимул: найти и прочитать саму книгу литературного редактора, секретаря и большого друга Анастасии Ивановны Цветаевой С. Айдиняна.
    Тем, кто интересуется поэзией не просто в качестве чтения стихотворных произведений, будет интересна статья филолога, историка, литературного критика, публициста и поэта Сергея Носова «Поэзия и магия», ибо, как говорит автор, мы недооцениваем «проницающую и преображающую силу поэтического мировоззрения и поэтического слова,…сопричастность поэтической интуиции «мгновенному» мистическому постижению сути вещей»… И сам же проводит мысль, что если поэзия настоящая, то ОЦЕНИВАЕМ и еще как!

Материал подготовлен гл. библиографом Л.И. Шелдагаевой