К 1917 г. в нашем городе действовали 82 храма и 36 часовен, принадлежавших Русской Православной церкви Московского Патриархата (количество дается вместе с единоверческими): 5 соборов, 31 приходская церковь, 27 домовых храмов, 18 монастырских церквей. Православное лицо города определяли, прежде всего, соборы и приходские церкви. Из действовавших сохранились 14 приходских и 3 соборных храма. Мы хотим рассказать о тех храмах, которые были утрачены в Нижегородском кремле и «Старом Нижнем Новгороде».
    Сведения о начальной истории храмов приводятся по книге: Добровольский М. Путеводитель по святым местам и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода. – Н. Новгород, 1912 (в тексте даются сноски на конкретные страницы этого издания).

Спасо-Преображенский кафедральный собор в кремле

    Храм находился в юго-восточной части Нижегородского кремля, на холме. В настоящее время там располагается здание городской администрации (б. Дом Советов). Кафедральный Спасо-Преображенский собор перестраивался заново четыре раза, т.к. «очень древен по своему названию, и первый Спасо-Преображенский собор современен основанию самого Нижнего Новгорода...». Основав наш город, великий князь Владимирский Юрий Всеволодович построил в 1225–1227 гг. и церковь Спаса в Кремле. Сохранилось известие, что она была освящена в 1227 г. в честь Преображения Господня. Когда же в 1350 г. Н. Новгород сделался столицей нового самостоятельного Нижегородского княжества, первый великий князь Нижегородский, Константин Васильевич в том же 1350 г. заложил соборный храм, также в честь Преображения Господня. Он был торжественно освящен в 1352 г. В новом храме великий князь поставил привезенный им из Суздаля древний образ Спаса Нерукотворного, написанный в Греции. 5 августа 1377 г. татары под предводительством царевича Арапши, разбив нижегородское войско на р. Пьяне, захватили Нижний Новгород и сожгли город. Собор был спален. В 1378 г., 24 июля, полчища Мамая, разгромили, разграбили собор и сожгли иконы и золоченые двери. Была спасена только икона Спаса Нерукотворного. В 1380-х гг. великий князь Нижегородский Дмитрий Константинович возобновил собор. Но к началу XVII в. «второй» собор уже сильно обветшал.
    В XVII в. царь Михаил Федорович Романов и его отец, патриарх Филарет, в благодарность нижегородцам за спасение Отечества в 1612 г. предоставили «государеву казну» на строительство нового кафедрального собора Н. Новгорода. Работы начали в 1632 г. недалеко от прежнего, еще не до конца разобранного собора. Руководил работами зодчий Лаврентий Возоулин. Построен и освящен собор был через 20 лет, в 1652 г., уже при царе Алексее Михайловиче. С 1672 г., со времени открытия в Нижнем Новгороде самостоятельной архиерейской (митрополичьей) кафедры, Спасо-Преображенский собор становится кафедральным храмом. Едва прошло 50 лет со дня сооружения нового здания собора, как он стал разваливаться, в 1816 г. богослужение в нем было вынужденно прекращено.
    В 1829 г. по велению Николая I собор был разобран, а над гробами погребенных в нем князей и архипастырей нижегородских устроены были навесы. В 1830 г., в день Сошествия Святого Духа, был заложен новый собор; закладку фундамента освятил епископ Афанасий (Протопопов). Построен собор был к осени 1834 г. и освящен 17 сентября 1834 г. уже епископом Амвросием (Моревым). Третий собор стоял точно на месте второго, построенного великим кн. Константином Васильевичем. По плану архитектора А.И. Мельникова, в его основании был удлиненный четырехугольник, длиной по 20, шириной по 13 сажен, высотой до крыши 10 сажен, до крестов – 22 сажени и 1 аршин; пятиглавый (средняя глава большая, четыре поменьше).
    Первоначально, при освящении собора в 1834 г., в нем был только один престол – в честь Преображения Господня. Это был средний, главный алтарь. (Образ Спаса Нерукотворного, в серебряной позлащенной ризе, устроенной купцом Н.А. Акифьевым, хранился у первой от алтаря правой колонны в украшенном резьбой и золотом киоте). На правой стороне главного алтаря, в воспоминание стоявшего рядом Скорбященского собора, устроен был придельный алтарь в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радости» и освящен в 1857 г. (Около левой колонны алтаря в киоте хранилась чудотворная икона «Всех Скорбящих радость»). На левой стороне главного алтаря усердием Нижегородского купца В.К. Мичурина был устроен алтарь в честь Великого князя Георгия Всеволодовича, освященный 3 февраля 1863 г. На правой стороне собора находился памятник над местом погребения последнего Католикоса Грузинского Антония II.
    У северной стороны собора в 70-х годах XIX в. над могилой К. Минина была возведена часовня. Гробница К. Минина находилась в нижнем, т.н. усыпальническом храме, как и могила Католикоса грузинского Антония II, и могилы великих князей (по правой стороне) и архипастырей Нижегородских (по левой стороне). В 1850-х гг. в усыпальнице были устроены алтари: средний - в честь иконы Божией Матери Казанской (сопутствовавший Нижегородскому ополчению 1612 г.), правый св. влмч. Дмитрия Солунского (в честь военачальника Ополчения Дмитрия Михайловича Пожарского), левый – святым бессребреникам Козьме и Дамиану (в память гражданина К. Минина).
    К западу от собора стояла колокольня в виде восьмигранного столпа с осьмигранной шатровой крышей. В этой колокольне издревле были две церкви – во имя св. мч. Феодора Стратилата и св. Иоанна Воина. Они сгорели во время большого пожара 1715 г., спасена из них была лишь чудотворная икона Филиппа, Митрополита Московского). В 1817 г., усердием начальников Нижегородского ополчения Ф. М. Стремоухова и Я.И. Каратаева, была возобновлена церковь в честь св. мч. Федора Стратилата. В 1841 г. церковь эта была упразднена, а помещение ее было обращено в ризницу. В 1850-х гг. к колокольне не пристроили келью, где в 1855 г. жил епископ Иеремия. Потом там размещалась соборная библиотека (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 1-60).
    После революции кафедральный собор пострадал первым. 2 августа 1918 г. было очередное епархиальное собрание духовенства и мирян, на котором прозвучал призыв: «…облечемся во все оружия Божия». Губчека арестовала председательствующих на собрании епископа Лаврентия Князева и протоиерея кафедрального собора Алексея Порфирьева. Протоиерей о. Алексей был 17 октября 1918 г. расстрелян. Собор был закрыт и отдан в ведение Нижгубмузея. К 1924 г., «будучи закрыт в течение 6 лет», собор отсырел и стал разрушаться. Нижгубмузей его не использовал, и только в колокольне жили рабочие хозяйственного подотдела Нижгубисполкома. 4 августа 1924 г. Президиум Нижгубисполкома предоставил собор в пользование Губернскому Архивному бюро под центральное хранилище. Все предметы музейного значения в соборе, колокольне и библиотеке в ней передавались, по решению Административного отдела Нижгубисполкома от 30 августа, Губмузею при ГубОНО. 1802 книги соборной библиотеки и.о. завгубмузеем А.И. Иконников успел забрать из колокольни для Губернской центральной библиотеки.
    В ноябре 1924 г. Нижгубисполком начал разбирать колокольню при соборе. Губмузей просил защиты ВЦИКа для памятника XVII в., но Губисполком успокоил: разборка только «для устранения опасных мест». Но к 1929 г. разобрали и опасные, и безопасные места. В 1929 г., в связи со строительством Дома Советов, собор взорвали. При участии сотрудников Нижгубмузея были вскрыты 22–27 февраля гробницы нижегородских князей, останки предоставлены музею. После взрыва собора, уже при подготовке фундамента под Дом Советов, вскрыли гробницу Минина, и останки, обнаруженные в ней, были переданы в музей. В 1962 г., к 350-летию событий 1612 г., останки К. Минина были перезахоронены в Михайло-Архангельском соборе Нижегородского кремля.

Симеоновская (Симеона-Столпника) единоверческая церковь в кремле

    Эта древняя церковь находилась в кремле, на правой стороне Ивановского съезда. В древние времена на этом месте стоял неизвестно кем и когда основанный мужской Симеоновский монастырь. Он упоминается в Сотной грамоте 1621–1622 гг. В монастыре была церковь Симеона Столпника, но в большой пожар 1715 г. монастырь и церковь сгорели.
    В 1743 г. на этом месте была построена каменная церковь, освященная при епископе Дмитрии (Сеченове). Деньги на восстановление собирали при участии самого губернатора, князя Д.А. Друцкого. С 1769 г. Симеоновская приходская церковь служила храмом Нижегородского гарнизонного батальона. В древней деревянной церкви был придел в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы.
    В 1821 г. начальник гарнизонного батальона устроил в трапезной правый придел в честь Введения Пресвятой Девы во храм. С 1826 по 1836 г. церковь находилась в военном ведомстве, а далее, повелением Николая I, храм перешел к единоверцам вместо Свято-Духовской церкви при Губернаторском доме. Престолов в храме было три: главный – в честь Страстной иконы Божией Матери, а придельные в трапезной, в память о древнем монастырском храме, были посвящены Введению во храм Пресвятой Богородицы (правый) и преп. Симеону Столпнику (левый). Главной достопримечательностью храма была точная копия древней иконы Страстной Божией Матери, проявившей себя чудотворениями в с. Палец Нижегородского уезда. Копия Палецкой иконы тоже почиталась чудотворной, и по определению Синода от 1839 г., икона эта пребывала по очереди (по 2-3 месяца) в кафедральном соборе, Симеоновской церкви и в Успенском соборе (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 69–71).
    Клир церкви состоял из священника Иоанна Глазкова, диакона Ивана Ястребцова и псаломщика Михаила Веретенникова. Прихожанами Симеоновской церкви на 1914 г. состояли жители 102 домов Н. Новгорода и пригородных деревень и селений, всего 235 мужчин и 305 женщин, в основном крестьяне. После революции, по свидетельству настоятеля Михаило-Архангельского собора о. Алексея Некрасова, кремлевские храмы со 2-й половины августа 1918 г. были закрыты для богослужения. К январю 1924 г. церковь значится среди закрытых, и община названа «ликвидированной». По циркуляру ВЦИКа от 7 января 1924 г. «предметы культа художественно-исторической ценности из закрытой церкви были переданы в ведение Губмузея. Саму церковь Отделу по делам музеев Главнауки Наркомпроса с учета предлагается снять как не представляющую интереса с архитектурной стороны».
    К 1 июня 1928 г. Симеоновская церковь была разобрана – «чтобы освободить место под новое строительство» (Агафонов С.Л. Нижегородский кремль. – Горький, 1976. – С. 40).

Церковь св. Алексия Митрополита (Алексеевская церковь) на Благовещенской площади

    По преданию, эта церковь была построена посредине площади (до революции Благовещенской, ныне Минина), «в вспоминание избавления от народа от моровой язвы» («по общему обещанию всех Нижегородских ... людей»), бывшей в Н. Новгороде в 1655 г. (Макарий Миролюбов. Памятники церковных древностей).
    Первоначальная деревянная церковь была построена в 1641 г., а в 1717–1719 гг. при митрополите Сильвестре (Волынском) она была облечена в каменный вид, и тоже на средства прихожан, причта прежней церкви и подьячего Чичагова, пожертвовавшего в храм Федоровскую икону Божией Матери, богато им украшенную. В честь этой иконы освящен был главный престол храма. Среди жертвователей были Ю.А. Ржевский, бароны Строгановы, капитан Ермолов.
    В 1823 г., при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове), Алексеевская церковь была капитально перестроена, причем главный престол был посвящен Рождеству Богородицы, а в трапезной устроены два придела: во имя св. Митрополита Алексия (правый) и св. Александра Невского (левый). Храм был с одним куполом и колоннами на северном и южном фасадах. Церкви принадлежало 4 дома (на ул. М. Печерской, 21 и по Алексеевской).
    Школы при церкви не было. Прихожан было на 1916 г. 109 мужчин, 124 женщины. После революции церковь поначалу была взята на учет как памятник науки, в 1924 г. губмузей обязал общину отреставрировать иконы и само здание храма. Но в 1928 г., по инициативе Бюро Коммунальной секции Нижгорсовета, решено было снести церкви на Советской (бывшей Благовещенской) площади «как не представляющие архитектурной и исторической ценности, лишь мешающие благоустройству города». По сему Нижгорисполком 22 сентября 1928 г. решил: «Принимая во внимание, что:
    1. Расположение 2-х церквей на Советской площади, которая является единственным в городе местом для воинских парадов и политических демонстраций, значительно загромождает эту площадь;
    2. ... отсутствует возможность благоустроительных работ…
    3. Советская площадь является центром расположения учебных и культурно-социальных учреждений (НГУ, Рабфак, Опытная школа, школа им. Мечникова и пр.)...
    4. ...вблизи Советской площади имеются 2 церкви... считать необходимым церкви на Советской площади с целью сноса закрыть...».
    Чтобы соблюсти законность, организовали «требование общественности». В «Нижегородской Коммуне» от 25 сентября 1928 г. было напечатано обращение «рабочих Нижполиграфа» с требованием сноса церквей. Требование поддержали союз транспортных рабочих, общее собрание «пролетарского студенчества» НГУ, ячейка воинствующих безбожников. Так требование общественности во ВЦИК было предъявлено. Из письма временно исполняющего дел начальника ГАО Валюшевича, от апреля 1930 г., мы узнаем о сносе здания Алексеевской церкви. 5 апреля 1930 г. начальник работ от Нижгубисполкома получил распоряжение от Нижегородского треста коммунального строительства убирать строительный мусор с территории разобранной Алексеевской церкви. Община Алексеевской церкви (180 чел. на 1932 г.) присоединилась к общине Никольской церкви на ул. Б. Покровской. А после закрытия Никольского храма, в марте 1930 г., вместе с Никольской общиной присоединились к общине Варваринской церкви у Черного пруда. Это довольно типичный для этих лет «сюжет» кочевания целых приходов… На месте Алексеевской церкви сейчас находится фонтан.

Благовещенский собор на Благовещенской площади


    Первоначально на месте будущего храма стояла деревянная церковь во имя св. влмч. Дмитрия Солунского с приделом в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, построенная в 1378 г. великим князем Нижегородским Дмитрием Константиновичем. В 1565 г. она была приписной к Нижегородскому Вознесенскому Печерскому монастырю, находилась на монастырском подворье, и имела придел во имя Флора и Лавра. Вместо ветхой деревянной церкви в 1696–1697 гг. построена была каменная пятиглавая Благовещенская. Строителем этого храма был прежний же посадский житель, родившийся в приходе церкви св. влмч. Дмитрия, а после – митрополит Казанский и Свияжский Тихон, в миру Тимофей Воинов. В 1695–1696 гг. Тихон был архимандритом Новоспасского Московского монастыря, затем митрополитом Сарским. 8 октября 1697 г., при митрополите Трифилии (Инихове) Тихон освятил Благовещенский собор с приделами св. Дмитрия Солунского (правый) и трех вселенских Святителей и свщм. Власия (левый) и с каменной колокольней. Купола и крыша собора были покрыты зеленой черепицей.
    В 1720-е г. Благовещенский храм имел в своем заведывании 8 церквей города и 70 приходских дворов, поэтому назывался собором. В 1831 г., при епископе Нижегородском и Арзамасском Афанасии (Протопопове), обветшавший собор был обновлен коммерции советником Ф.П. Переплетчиковым, а в 1866 г. крыша и пять глав собора были покрыты железом. Дома для членов клира были построены тщанием прихожан в 1845 г., каменные. При колокольне собора в 1812 г. были построены две каменные лавки. Школы при церкви не было. Прихожан было всего 19 мужчин и 17 женщин в 1916 г. В 1920-х г. в общине церкви числилось 76 человек.
    Расположение церкви на центральной площади города при советской власти было источником опасности для ее существования. Уже в 1920 г. городской комитет коммунального хозяйства при Нижгорсовете запросил НКП о сносе Благовещенской церкви. Заведующий Главнаукой при НКП ответил 10 апреля 1920 г., что «Главнаука не препятствует» сносу храма при условии «тщательной фиксации обмерами и фотографиями под руководством музея». Однако храм чудом просуществовал до 1929 г., когда вместе с Алексеевской церковью был приговорен к сносу, чтобы расчистить место для парадов и демонстраций. Поначалу, по совету Главнауки, переделали церковь «под гражданский тип строения», и Нижгубисполком решением от 4 апреля 1929 г. отдал здание храма под клуб инвалидов. Но, по настоянию Горсовета, 8 апреля 1930 г. было принято решение церковь снести как «стесняющую движение». Снос церкви был завершен 18 августа 1930 г., площадь была перепланирована. Сейчас на месте храма – памятник Кузьме Минину.

Церковь Живоносновская на Нижнем базаре около кремля (ул. Кожевенная)

    Под кремлем, на месте древнего посада, на Живоносновской (ныне Кожевенной) улице стояла церковь во имя образа Божией Матери «Живоносный источник». В 1702 г. митрополит Исайя основал на этом месте мужской монастырь с деревянной церковью в честь этой иконы Богородицы. Церковь стояла над источником, от которого митрополит Исайя получил исцеление своей болезни глаз. От архиерейского дома, находившегося тогда в кремле, митрополит сделал сход в монастырь и часто посещал источник. Пред храмовою иконою Божией Матери святитель устроил бассейн и провел в него воду из источника. В 1764 г., при составлении монастырских штатов, Живоносновский монастырь был упразднен, и церковь была обращена в приходскую.
nbsp;   В начале XIX в. эта деревянная церковь сгорела, и на ее месте в 1819–1821 гг. при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове) на средства прихожан и при деятельном участии приходского священника Никиты и церковного старосты Петра Плотниковых была построена уже каменная Живоносновская церковь. В 1830 г. при епископе Афанасии (Протопопове) купец К.М. Мичурин пристроил к ней трапезную с двумя приделами – во имя св. Николая Чудотворца и Архистратига Михаила, а в Живоносновской церкви, перед храмовой иконой, снова устроил бассейн с водою, как было и в сгоревшем храме. Сыновья Мичурина построили в 1830-х г. «красивую по архитектуре» колокольню. В 1839 г., при разрушении кремлевской стены, Живоносновская церковь настолько пострадала от оползня горы, что источник в ней иссяк, стены стали разрушаться, и она была закрыта для богослужения. Но в 1848 г. сыном К.М. Мичурина, бывшим городским головой В.К. Мичуриным, церковь была капитально укреплена и возобновлена. Бассейн в виде огромной вазы с проведенною в него водою из кремлевской горы был устроен за правым клиросом главной церкви, и перед ним была поставлена в киоте чудотворная икона Божией Матери «Живоносный Источник». Престолы в возобновленной церкви по-прежнему были: главный – в честь Божией Матери «Живоносный Источник», придельные в трапезной – во имя святителя Николая и Архистратига Божия Михаила. (Добровольский М. Указ. соч., с. 116-118).
    При Живоносновской церкви был каменный двухэтажный дом для членов клира, построенный тщанием купца Василия Климентьевича Мичурина, каменные двухэтажная лавка и церковная сторожка. Храм содержал «Назарьевский приют» и церковно-приходскую школу, учрежденную в 1907 г. Они помещались в каменном трехэтажном доме Живоносновского церковно-приходского попечительства. В приходе на 1916 г. числилось 195 мужчин и 335 женщин, но соглашение на пользование зданием в 1918 г. подписали 334 чел.
    В январе 1928 г. в Нижкрайисполком поступило сообщение 2-го радиополка «об угрожающем для безопасности состояния культового здания Живоносновского религиозного общества, находящегося на Живоносновской ул. в г. Н. Новгороде». Нижегородский комитет коммунального хозяйства осмотрел здание церкви и установил «дальнейшую невозможность проведения в ней молитвенных собраний», после чего церковь распоряжением Губернского Административного отдела закрыли. «Осмотром было установлено, что в помещение трапезной, в стене, обращенной к Волге, имеется значительное количество трещин тяжелого характера, и стена имеет заметный отход от здания… Комиссия пришла к заключению, что дальнейшая эксплуатация церкви является недопустимой. Против этого заключения представители религиозного общества не возражали». 27 декабря 1928 г. договор с обществом верующих, ввиду аварийного состояния здания, был расторгнут. Музейный отдел Главнауки также не возражал против сноса здания церкви, несмотря на то, что церковь стояла у них же на учете. Имущество Живоносновской церкви 1 марта 1929 г. было принято Губернским Административным отделом в присутствии представителя губмузея.

Покровская церковь на ул. Б. Покровской

    Древняя деревянная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы с приделом во имя св. Николая Чудотворца, давшая название главной улице Н. Новгорода, упоминается еще в писцовых книгах 1621 г.: «За новым острогом в старом остроге правой стороны р. Почайны на большой Московской дороге... Строение мирское», – так цитирует Макарий (Миролюбов). В 1709 г. «по благословению Рязанского митрополита Стефана Яворского, местоблюстителя патриаршего престола, и во время правления епархией митрополита Нижегородского и Алатырского Сильвестра (Волынского), построена была вместо деревянной каменная церковь – «неизвестно, чьим тщанием». Главы были покрыты черепицей, рядом – каменная колокольня.
    В 1823–1824 гг. при владыке Моисее (Близнецове-Платонове), трапезное помещение церкви было расширено пристройками с севера и юга, и в них устроены были два придела – во имя св. влмч. Никиты (правый) и свмч. Харлампия (левый). В 1859 г. достроен алтарь св. Николаю. Над главным храмом вместо прежней небольшой главы выстроена была колокольня, и вся церковь была покрыта железом. Деньги на перестройку – 15 тыс. руб. – по инициативе князя Голицина отпустила Духовная консистория. Внутри храм подновлялся в 1847 г., на счет церковного старосты купца И. Кошелева, и в 1862–1865 гг., когда стены были отделаны под мрамор с лепниной. А в 1889 г. в главном храме поставлен был очень ценный резной иконостас из дуба.
    После революции Покровская церковь, стоявшая на главной улице города, быстро привлекла внимание властей. Уже в 1920 г. Нижкрайисполком интересовался у НКП возможностью сноса церкви, и заведующий Главнаукой ответил, что «не возражает против разборки здания Покровской церкви... не представляющей особой историко-архитектурной ценности». В 1929 г. храм собирались разобрать для строительства Дома Советов. Но после закрытия ближайших церквей – Трехсвятительской, Алексеевской и Благовещенской – приход церкви составлял уже 7 тыс. человек. Однако 16 марта 1930 г. Нижкрайисполком постановил закрыть «церковь Покрова». Общине о расторжении договора объявили 25 апреля. Но верующие дошли до Москвы. 4 мая 1930 г. община написала письмо в Комиссию по религиозным делам при ВЦИК. 30 мая 1931 г. ВЦИК отменил постановление Нижкрайисполкома о закрытии храма. Тем временем здание церкви просили у Нижкрайисполкома штаб 17-й Стрелковой Дивизии – под Дом Красной Армии, и Союз водников – под клуб швейников.
    Здание церкви просуществовало до 1935 г. Как писал в докладной записке» председатель Совета приходской общины П. Крупкин, «2-3 октября с.г. Покровский храм был закрыт, а все ценности из него были изъяты Крайфинотделом». Верующие вновь обжаловали закрытие храма во ВЦИК, и ВЦИК распорядился приостановить закрытие церкви до рассмотрения жалобы. Но Крайисполком предложил общине переехать в церковь на Новом кладбище, где уже была обновленческая община. Покровской общине предлагалось восстановить полуразрушенный второй этаж Новокладбищенской церкви и поселиться там. К 4 февраля 1936 г. верующие восстановили отведенное им помещение, и в марте 1936 г. начали богослужение в новом храме. Здание Покровской церкви по адресу: ул. Свердлова, д. 28, Постановлением Президиума Крайисполкома от 26 сентября 1935 г. было перестроено под общежитие студентов медтехникума и как культовое здание прекратило существовать.

Георгиевская церковь на Верхней набережной

    Церковь находилась около Благовещенской пл. (ныне площадь Минина и Пожарского), на Волжской (ныне Верхневолжской) набережной напротив современной гостиницы «Россия». По имени Георгиевской церкви названы были угловая башня Нижегородского кремля и съезд к Волге.
    Церковь во имя св. влмч. Георгия в Н. Новгороде упоминается в Сотной грамоте 1621–1622 гг. как деревянная и уже тогда ветхая. По данным архимандрита Макария (Миролюбова), основана она была в XV в. Каменный храм был построен в т.н. «нарышкинском стиле» в 1702 г., при митрополите Исайе нижегородским купцом А.А. Пушниковым. Церковь была «замечательна по своей архитектуре», характерной для конца XVII – начала XVIII вв.: надстройка одного над другим четырех ярусов (на двух четырехугольниках два восьмигранника, переходящие в подглавную «шейку»). Церковь была украшена мелким орнаментом белого камня, как бы в виде тонкого кружева. Рядом стояла в том же стиле украшенная колокольня, несколько ниже церкви, что было характерно для церковного строительства того времени. Главный престол Георгиевской церкви был посвящен влмч. Георгию, а придельные - в трапезной: правый – во имя Св. Иоанна Златоуста, а левый – во имя Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. В церкви была знаменитая чудотворная икона Смоленская Божией Матери – Одигитрии, по преданию, относившаяся в XV в. и спасшая город в 1655 г. от моровой язвы (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 78–81).
    Церковь владела каменным двухэтажным домом на земле, подаренной купцом Л.М. Коштевым в 1859 г. При церкви не было ни школы, ни богадельни, и приход к 1916 г. состоял всего из 150 мужчин и 194 женщины. В 1918 г. община, зарегистрированная при церкви, состояла из 192 чел. В 1923 г. стало 170 чел., а в 1926 – 151. Священником был Авров Николай Алексеевич.
    В 1924 г. со знаменитой иконы Смоленской Божией Матери были похищены украшения, а в 1927 г. было изъято в Госфонд все ценное имущество, в т.ч. 5 серебряных лампад. 3 марта 1930 г. Президиум Нижгорсовета постановил закрыть и снести церковь, как «занимающую площадь, намеченную под строительство Н.Г.У.». За Георгиевский храм вступилась «Главнаука». Заведующий написал во ВЦИК, что Георгиевская церковь может быть отнесена к ценным памятникам архитектуры. Однако в Нижкрайисполком поступили ходатайства от «Общего собрания НГУ и родительского собрания детсада «Красный Октябрь»» с просьбой церковь все же закрыть и использовать ее «под антирелигиозный музей» (ввиду близости от здания музея), и 16 марта 1930 г. Нижкрайисполком постановил церковь закрыть. 30 мая 1931 г. Президиум ВЦИК отменил постановление Нижкрайисполкома о закрытии Георгиевского храма и с ним семи Нижегородских церквей. Храм продолжал жить до 1932 г.
    23 февраля 1932 г. Президиум Нижрайисполкома постановил договор с обществом верующих расторгнуть и церковь снести, поскольку планом строительства 1932 г. предусмотрена была постройка гостиницы на месте именно Георгиевской церкви. Верующим предлагалось перейти в Спасскую или Варваринскую церковь. Но снова вмешался Сектор науки при НКП, который 27 февраля заявил, что «сломка ее является совершенно недопустимой», так как церковь «является выдающимся памятником архитектуры Московского барокко с внутренним убранством того времени, и состоит под госохраной и на учете Сектора науки по первой категории». 4 марта 1932 г. Президиум Нижкрайисполкома повторил свое постановление о ликвидации церкви «...церковь снести, с использованием материала на строительство гостиницы»). Но община и Наркомпрос успели подать 8 марта протест во ВЦИК. ВЦИК поначалу, 14-16 марта, остановил разрушения церкви. Однако 21 марта Сектор науки Наркомпроса вдруг дал согласие на снос Георгиевского храма. 22 марта 1932 г. в Нижкрайисполком пришла телеграмма: «Ликвидацию ВЦИК разрешил. Художественное убранство передать музею». Еще ранее, 15 марта, община попросила райсовет Свердловского района «санкционировать» ее переход в Варваринскую церковь. К июню 1932 г. Георгиевская церковь была взорвана и разобрана.

Сретенская (или Тихоновская) церковь на ул. Тихоновской

    Храм находился в начале Тихоновской улицы (ныне ул. Ульянова), рядом с мужской гимназией (ныне НГПУ им. К. Минина).
    Первоначально на этом месте стояла деревянная церковь во имя св. Афанасия и Кирилла, архиепископов Александрийских (она упоминается в Сотной грамоте 1621-1622 гг.). В 1842 г., при епископе Дмитрии (Сеченове) была построена каменная церковь уже во имя Сретения Господня. Кем – не известно. В пожаре 1753 г. церковь пострадала и возобновлена была Ильей Филипповым (вероятно, прихожанин церкви св. Афанасия и Кирилла и родственник Митрополита Казанского Тихона).
    Храм был с одной главой на сферическом куполе, каменный. В 1811 г. была построена колокольня с высоким шпилем. В 1837 г. была расширена трапезная на средства Д.С. Шнитникова, и храм стал трехпрестольным: главный – в честь Сретения Господня, придельные – во имя св. Тихона Амафунтского и во имя св. Афанасия и Кирилла.
    В 1851 г. престол во имя св. Афанасия и Кирилла переосвятили в честь Казанской иконы Божией Матери (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 85–86). В 1878 г. староста М. Щелоков пожертвовал церкви деревянный дом. В 1884 г. был построен прихожанами дом для причта, а школы в приходе не было. Приход состоял всего из 60 хозяйств, насчитывал 255 мужчин и 367 женщин. Преобладали купцы и мещане.
    По соглашению от 12 ноября 1918 г. в общине было 596 человек, по перерегистрации 8 апреля 1929 г. – уже 215 человек. В декабре 1929 г. прошли «многочисленные собрания» учащихся студентов НГУ и рабочих «Нижполиграфа», которые требовали «закрытия Сретенско-Тихоновской церкви в Н. Новгороде и передачи ее для нужд Педфака НГУ». Главнаука, на учете которой состояло здание церкви, против переоборудования церкви под мастерские педфака не возразила. Президиум Нижкрайисполкома 26 января 1930 г. постановил договор с общиной расторгнуть, церковь закрыть, здание использовать для нужд Педфака НГУ. Верующие жаловались во ВЦИК, но 9 июня 1930 г. в Президиум Крайисполкома пришло уведомление от Президиума ВЦИК о согласии на закрытие церкви. Сначала община Сретенско-Тихоновской церкви объединилась с Георгиевской общиной, в 1931 г. вместе с Георгиевской перешло в Никольскую церковь на Б. Покровской, а в 1932 г., после закрытия в августе и Никольской церкви, перешла вместе с ней в Варваринскую церковь.
    В 1952 г. церковь была уже обветшавшей. 19-21 июля ее обследовала комиссия Горисполкома, и 11 августа 1952 г. Горисполком распорядился церковь снести. Разобрать «бывшую церковь на ул. Ульянова, д. 5» Горисполком разрешил заводу «Красная Этна» на предмет очистки места под застройку 4-х этажным жилым домом.

Предтеченская слободская церковь

    Церковь находилась в Благовещенской слободе, недалеко от Благовещенского монастыря и Ромодановского вокзала – на Предтеченской улице (ныне Черниговская). По преданию, жители Благовещенской слободы поставили часовню на месте казни грабившего их разбойника Сулейки. В XV в., по преданию же, деревянную часовню переделали в церковь во имя св. Иоанна Предтечи. В Сотной грамоте 1621–1622 гг. о ней говорится уже как о церкви ветхой. В большой пожар 1715 г. церковь сгорела вместе с рядом находившейся деревянной Введенской церковью. Вместо этих двух сгоревших церквей в 1721–1725 гг., при архиепископе Питириме была построена усердием прихожан каменная Предтеченская церковь. Престолы в храме, в память прежних церквей, были освящены: главный – в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы, а придельные в трапезной - правый в честь Рождества Иоанна Предтечи, а левый – во имя Всех Святых.
    На погосте Предтеченской церкви была погребена невеста царя Михаила Федоровича, Мария Ивановна Хлопова, прихожанка церкви. В Предтеченской церкви хранилась чудотворная икона Божией Матери «Кипрская», остановившая моровую язву в 1771 г. (см. Добровольский М. Указ соч., с. 136–138).
    В соглашении о пользовании зданием церкви, заключенному с Отделом по отделению церкви от государства 21 ноября 1918 г., число членов общины – 275 чел. 25 июля 1928 г. Нижгорсовет решил закрыть Предтеченскую церковь для приспособления её под рабочий клуб. 10 сентября 1928 г., по предложению Горсовета, Предтеченская церковь была осмотрена специальной комиссией, которая обнаружила в здании трещины, «указывающие на отрыв алтаря от основного здания церкви». Комиссия пришла к выводу, что восстановление здания требует затраты больших средств и «является нецелесообразным и для верующих непосильным», а потому постановила указанную церковь разобрать. Представитель группы верующих против этого постановления не возражал. Так и эта церковь прекратила свое существование.

Николаевская верхнепосадская церковь на улице Большой Покровской
(с 1850-х гг. она же – Тихвинская).

    О первоначальной деревянной церкви во имя Святителя Николая в Сотной грамоте сказано, что она была «устроена на подклетех, и с папертью». В 1740–1741 гг., при архиепископе Иоанне I (Дубинском) вместо деревянной, сгоревшей в один из пожаров церкви, построена была каменная «тщанием прихожан и доброхотных жертвователей, при участии асессора ст. Меженина». Но церковь была мала и не вмещала всех прихожан. В первой четверти XIX в., при архиепископе Вениамине II (Краснопевкове), богатый откупщик А.И. Костромин, обратившийся из раскола в православие, после свершившегося над ним чуда – исцеления от тяжкой болезни от копии Боголюбской иконы Божией Матери в Никольской церкви, – почти совершенно перестроил храм. Стены были надстроены, и на них поставлен был высокий купол, а внутри на целый ярус увеличен иконостас.
    В 1857 г. на средства прихожан – генерала С.И. Махотина с супругой и купцов Щукиных – была построена трапезная. Главный престол стал в честь Тихвинской иконы Божией Матери, св. Николаю был посвящен правый придел, левый – преподобному Алексию, человеку Божию. Усердием прихожан-жертвователей стены церкви были отделаны под мрамор и весь иконостас был вызолочен. Иконостас был старинный, искусной резьбы, с иконами «греческого письма высокой работы». Кроме украшения храма, купец А.И. Костромин пожертвовал средства на устройство каменных причтовых домов. При церкви имелась часовня в память спасения Царской Семьи в 1888 г. при крушении царского поезда.
    10 октября 1913 г. при церкви была открыта богадельня – приют им. Факеевых и Бодростиных в ознаменование 300-летия Дома Романовых. Богадельня-приют помещалась в доме с флигелем, имела свой капитал и призревала 15 пожилых женщин «из мещан, цеховых и крестьян».
    В 1928 г. в Никольскую общину вошла община закрытой Алексеевской церкви 180 человек. Постановлением Президиума Нижкрайисполкома от 16 марта 1930 г. Никольская церковь была определена к закрытию и сносу как «занимающая площадь, намеченную под строительство центральной гостиницы «Интурист». 10 апреля Нижкрайисполком утвердил это постановление. Но Никольская община подала жалобу во ВЦИК на расторжение договора, и до апреля 1932 г. продолжала богослужение. Тем временем к ней присоединились общины Тихоновской церкви (с 1931 г.) и Георгиевской (с 1932 г.). Постановлением Президиума Нижгорсовета от 23 февраля 1932 г., по ходатайству Свердловского райсовета, Никольская церковь определена к закрытию и сносу. 1 апреля 1932 г. был утвержден план разборки церкви. Община Никольского храма, уже включавшая в себя Алексеевскую (180 чел.), Тихоновскую (222 чел.), Георгиевскую и собственно Никольскую (200 чел.) с 20 августа вошла в Варваринскую церковь.

Церковь во имя св. Великомученицы Варвары

    В начале XVI в. эта церковь стояла близ Черного пруда и была деревянною. Каменная одноглавая церковь была построена на этом месте в 1757 г. «тщанием» дьяка Нижегородской Духовной Консистории Феодора Денисова; по другим записям, служащего у Строгановых Шушпанова, при епископе Вениамине I (Пуцек-Григоровиче) или епископе Феофане Чарнуцком. В конце XVIII в. или начале XIX в. к церкви была пристроена трапезная с приделами и колокольня. В 1832 г. купчихой М. Зубовой заложен был теплый храм. В церкви было три престола: главный – в честь Владимирской иконы Божией Матери, в правом приделе – во имя св. мч. Веры, Надежды, Любови и матери их Софии; в левом приделе – во имя св. мученицы Варвары. Дома для клира – деревянный и каменный – были построены тщанием старосты Г. Квартилова в 1861 г. Школы при церкви не было.
    В приходе на 1916 г. состояло 400 мужчин и 980 женщин. В 1930 г. в приход церкви записались 363 человека. В 1932 г., 20 августа, райсовет присоединил к Варваринской общине общину закрытого Никольского храма на ул. Б. Покровской с уже вошедшими в нее ранее общинами закрытых Алексеевской (180 чел.), Георгиевской, Тихоновской (222 чел.) и собственно Никольской (200 чел.) церквей. Всего в общину вошло 602 человека. 24 сентября 1933 г. общим собранием прихожан общин указанных храмов постановлено считать их одной Варваринской общиной.
    В 1937 г., с 30 апреля по 26 ноября, клир Варваринской церкви был арестован (священники Константин Веселитский, Александр Никольский, протоиерей Евгений Яковлев, диакон Алексей Иванов и священник на должности псаломщика Сергей Зефиров). Они обвинялись как участники «Горьковского филиала церковно-фашистской организации, созданной по заданию митрополитов Сергия Страгородского и Феофана Тулякова». 4 апреля 1937 г. был расстрелян о. Константин Веселитский, 17 декабря – все остальные. В живых осталась только престарелая председатель церковного совета В.И. Арефьева.
    14 августа 1938 г. Ждановский райсовет г. Горького постановил закрыть Церковь св. Варвары «на основании заявления церковного совета». 2 сентября 1938 г. Комиссия по вопросам культа при Президиуме Горьковского Облисполкома, а 11 сентября Президиум Облисполкома постановили церковь ликвидировать. Здание храма предназначалось для размещения жилуправления и строительной конторы. В январе 1940 г. в здание церкви был переведен архив. В 1958 г. распоряжением Горсовета от 22 июля постановлено было «снести здание бывшей церкви на ул. Фигнер в связи с её аварийным состоянием».

Николаевская Одигигтриевская на Гребешке.
Она же – «на Грядах»

    В большом нижегородском пожаре 1715 г. сгорела церковь во имя св. Николая с приделом св. мч. Феодора Тирона. Новая церковь, взамен сгоревшей, построена была в 1715–1719 гг. при митрополите Сильвестре (Волынском) тщанием приходского священника Федора Федоровского. Главный престол в новопостроенной церкви был в честь иконы Божией Матери Одигитрии, а придельные в трапезной, в память сгоревшей церкви, – во имя св. Николая и мч. Феодора Тирона. Храм был одноглавый, со сферическим куполом. Отдельно стояла колокольня восьмигранной формы с шатровым верхом. В 1843 г. трапезная церковь была перестроена при деятельном участии приходского священника Алексея Стефанова (Добровольский М. Указ. соч., с. 114–115).
    Постановлением секретариата Нижкрайисполкома от 16 января 1930 г. Никольская церковь на Гребешке была закрыта. По ходатайству Союзкино Президиум Свердловского райсовета от 12 августа 1930 г. постановил ее здание передать Союзкино сроком на 3 года для размещения курсов киномехаников. К 1930 г. община от храма отказалась. «Принимая во внимание, что религиозная община, в пользовании которой находится Никольская церковь, распалась и не в состоянии избирать церковный совет, а также уплачивать налоги, что население ЖАКТа «Гребешковец», испытывая острую нужду в здании для культурно-просветительских целей, ходатайствует о передаче ему здания Никольской церкви, выделяя для этого необходимые средства, и что со стороны Краймузея, на учете которого состоит эта церковь, возражений... не встречается», – на этом основании Краевое Административное Управление 18 января 1930 г. предложило Нижкрайисполкому церковь закрыть. И Нижкрайисполком 26 января 1930 г. постановил расторгнуть договор с обществом верующих на пользование церковью, церковь закрыть, и в дальнейшем использовать здание ЖАКТом «Гребешковец»

Казанская церковь на Зеленском съезде

    Церковь в честь Казанской иконы Божией Матери находилась в конце Зеленского съезда при выходе его на Рождественскую улицу. В древние времена на этом месте стояла деревянная Ризоположенская церковь. В 1687 г., при митрополите Павле, известном строителе церквей, «гостем» А.Ф. Олисовым построена каменная церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Она неоднократно страдала от пожаров, особенно в 1701 и 1715 гг., но была возобновляема. Поначалу церковь была одноглавая, с небольшой трапезной и колокольней. В 1816 г., при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове), обветшавшая трапезная и колокольня были разобраны и вместо них построены новая, более обширная, трапезная с двумя приделами и новая колокольня с южной стороны. В пожаре 1853 г. Казанская церковь сильно пострадала и возобновлена была купцом Л.М. Коптевым, старостой церкви. Его казной в 1867–1869 г. перестроен был главный храм, под круглым куполом и с пятью главами. Также средства вложили Иван Кварталов и Павел Вяхирев. Престолов в церкви было три: главный – в честь Казанской иконы Божией Матери, придельные в трапезной – в честь св. мч. Иоанна Воина (правый) и во имя святителя Дмитрия Ростовского (левый). В 1860-х гг. при церкви была построена часовня в память избавления от покушений на жизнь российских императоров (Александра II – 4 апреля 1866 г. и 25 мая 1877 г.; Александра III – 17 октября 1888 г., а наследника Николая Александровича – 29 апреля 1891 г. в Японии).
    Школы при церкви не было. Приход на 1914 г. составлял всего 29 хозяйств, 107 мужчин и 109 женщин (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 122–124). К 1929 г. в приходе было 145 человек. 7 мая 1929 г., когда строился Дом Советов в кремле, управляющий стройконторой НГСНХ обратился в Административно-хозяйственный отдел Нижгубисполкома с просьбой разрешить разборку церквей для строительства Дома Советов. В том числе планировалось разобрать и Казанскую церковь на Зеленском съезде.
    20 мая договор с общиной Казанской церкви был расторгнут с намерением снести «культовое здание в целях упорядочения движения из верхней части Н. Новгорода в нижнюю». И это несмотря на то, что здание церкви было на учете Главнауки. Однако постановлением Президиума ВЦИК от 30 мая 1931 г. это решение Крайисполкома было отменено. Община смогла продолжить богослужение до 1935 г. Но 25 марта 1935 года Президиум Горсовета г. Горького постановил снести Казанскую церковь «в связи с перепланировкой Зеленского съезда». В апреле того же года Куйбышевский райсовет и Комиссия по вопросам культа при Президиуме Крайисполкома с постановлением Горсовета согласились, и Президиум Горьковского Крайисполкома 10 мая 1935 г. это постановление утвердил. 18 июня 1935 г. церковный совет был поставлен в известность о сносе церкви и часовни при ней. Община 21 июня 1935 г. написала протест во ВЦИК, но это уже никого не интересовало: ВЦИК утвердил решение о сносе. Община решением Куйбышевского райсовета была присоединена к Предтеченской церкви, храм перестал существовать.

Николаевская Нижнепосадская церковь

    Находилась на торговой площади внизу Кремля, в конце Зеленского съезда (Широкая ул.) на их пересечении с Рождественской улицей. «На этом месте издревле стоял храм во имя Святителя Николая, называвшийся прежде «Николою на торгу», т.к. вокруг храма была обширная площадь с гостиным двором и «земской избой». С большой вероятностью полагают, что на этой площади Кузьма Минин сделал свой знаменитый призыв о спасении Москвы и Отечества в 1612 г. Николаевская церковь первоначально была деревянной, много раз горела и была обновляема. В 1656 г., при царе Алексее Михайловиче, «гость» Семен Задорин и дьяк Клим Патокин построили каменную церковь, но и она сильно пострадала от пожаров, особенно в 1701 и 1705 гг., лишилась всей утвари и колоколов, а в пожар 1715 г. разрушилась.
    В середине XIX в. церковь настолько обветшала, что решили её не поправлять, а построить новую. Церковь разобрали, а приход был распределен по другим церквам. В 1863 г., при епископе Нектарии (Надеждине), на месте разобранной церкви была построена часовня. А в 1870 году при епископе Филарете (Малышевском) часовня эта была обращена в однопрестольную церковь во имя св. Николая и приписана к церкви Архиерейского дома. В 1890-х гг. церковь была заново отделана внутри, и 23 октября 1894 г., при епископе Владимире (Никольском), церковь была вновь освящена (см. Добровольский М. Указ. соч., с.. 121–122).
    7 мая 1929 г. управляющий Стройконторой НГСНХ попросил разрешения у административно-хозяйственного отдела Губисполкома на разборку церкви для строительства Дома Советов, и без труда его получил.

Козьмо-Дамианская церковь

    Храм редкой красоты и величественности находился на Софроновской площади (ныне площадь Маркина), что при Рождественской улице. «О Козьмодамианской церкви упоминается еще в Сотной грамоте 1621 г., и она в то время была деревянною. Вместо неё в том же XVII в. построена была каменная церковь с колокольнею». Ко времени XVI Всероссийской художественной и промышленной выставки в Н. Новгороде в 1896 г. прежняя церковь была разобрана, сохранены только колокольня и трапезная. В трапезной была устроена библиотека-читальня епархиального ведомства.
    24 августа 1872 г. при епископе Филарете (Малышевском) было заложено, а 26 августа 1890 г. при епископе Владимире (Петрове) освящено новое здание церкви – пятиглавый храм в русском стиле. Построена церковь была по проекту архитектора Л.В. Даля на средства прихожанина Козьмодамианской церкви Дмитрия Алексеевича Обрядчикова. Главный престол был во имя св. бессребреников Козьмы и Дамиана и св. Великомученика Дмитрия Солунского (в память строителя храма Д.А. Обрядчикова), правый – в честь Покрова Пресвятой Богородицы и во имя прп. Мирона Пустынника, а левый – во имя свмч. Антипы и мч. Трифона. Все эти престолы были расположены в ряд.
    Другой именитый прихожанин церкви, А.И. Зайцев, устроил дорогой резной иконостас, с иконами академического письма. Полы и колонны были сделаны из мрамора, стены отделаны под мрамор. В левом приделе храма хранилась древняя икона смч. Антипы, которая почиталась чудотворной. Вместо часовни, существовавшей при старой Козьмодамианской церкви, была выстроена новая. В ней находился древний и, по преданию, чудотворный образ Спаса Нерукотворного, перенесенный сюда из сгоревшей в 1715 г. церкви Спаса Всемилостивого.
    Приход церкви составлял всего 29 хозяйств – 107 мужчин и 109 женщин (см. Добровольский М. Указ. соч., с. 126–129). Дома для клира церкви были построены в 1837 г. тщанием купца Шувалова. В 1910 г. церковь построила каменный двухэтажный дом с каменным сараем-складом. Приход увеличился и насчитывал 34 двора – 138 мужчин и 124 женщины.
    22 ноября 1918 г. соглашение на пользование зданием церкви заключила община из 46 человек. В 1924 г. имущество из Козьмодамианской часовни изъял Нижгубмузей. Сведений о закрытии храма в архиве не имеется. Но в 1928 г. церковь уже была недействующей. Ее предполагалось переоборудовать под кинозал, строения же при церкви были в ведении Нижкоммунхоза и музея, которые сдавали их под склады Отделу книжной торговли. Замечательный иконостас Нижгубфинотдел собирался продать, и Нижгубмузей 29 февраля 1928 г. сообщал, что «с его стороны не встречается препятствий к продаже для смывки иконостаса быв. Козьмодамианской церкви» (за 250 р.). В 2 часа ночи с 11 на 12 июля Козьмодамианская церковь была взорвана. На ее месте сейчас здание «Нижновэнерго».

Троицкая верхнепосадская церковь

    Этот храм находился на Троицкой площади в конце улицы Большой Печерской, рядом со Старой Сенной площадью. Построен был повелением Николая I на деньги из городских доходов – в 1867 г. трудами и хлопотами епископа Иеремии. На построение было выделено городской казной 57142 руб. Сама церковь была каменная, пятикупольная, в византийском стиле, с высокой колокольней. В 1908 г. она была богато украшена на пожертвования М.М. Рукавишникова. В храме было три престола: главный освящен в честь Святой Живоначальной Троицы, правый – во имя св. Николая Чудотворца, левый – во имя св. мчц. Параскевы. В 1902 г. при храме была открыта приходская школа. В 1964 г. храм был ликвидирован вместе со старой Сенной площадью. Сейчас на этом месте учебные корпуса НГЛУ им. Н.А. Добролюбова.

Спасо-Преображенская единоверческая церковь

    Церковь была построена на ул. Ошарской в 1834–1843 гг. купцом из единоверцев В.М. Арясовым. Он лично купил землю под церковь и кладбище при ней. Храм был одноглавый в русско-византийском стиле, с колокольней. По главному престолу официально он именовался Спасо-Преображенским, но в городе был известен под именем Свято-Духовского по названию правого придела, либо Покровским – по названию левого. Из числа святынь – напрестольное Евангелие, отпечатанное в Москве в конце 16 – нач. 17 в., а также икона Софии Премудрости Божией в серебряном окладе, на клеймах которой пропечатаны евангельские события. Точная дата сноса церкви неизвестна.
    Каков же вывод из всего написанного? Жаль утраченные храмы. Кому-то – как культовые здания, кому-то – как памятники истории, культуры, архитектуры, кому-то – и то, и другое. Вряд ли будет верно восстановить все утраченные храмы старого Нижнего. Вероятно, целесообразно ставить новые церкви в самых разных районах города и там, где их и не было, исключительно из стремления сделать церкви географически доступными для жителей этих районов. На месте утраченных церквей можно ставить и памятные знаки, доски, но, даже устанавливая поклонные кресты в три человеческих роста на городских улицах, стоит помнить, что наш старый «купеческий» город населяли и населяют представители самых разных конфессий и что разрушались и мечети, и синагоги, и молельные дома, и кирхи. И сколько в кровавых жерновах советской истории перемололось человеческих жизней – главной ценности… Ибо на грани жизни и смерти все внутриконфессиональные смыслы соединяются в один общий – гуманистический.

Гл. библиотекарь по краеведческой работе
А.А. Медведева

Назад