Дон Делилло. Ноль К.
Издательство: АСТ, Corpus
    Чтение антиутопий помогает человеку разбудить в душе силу и мужество, способность противостоять в социуме лжи, деструктивным явлениям, подмене понятий, общему стремлению к простоте решений и выборов, которые в реальной истории приводили к крупнейшим социальным катастрофам. В этом безусловная ценность произведений такого рода.
    Действие новой антиутопии Дона Делилло, одного из главных американских постмодернистов, начинается нигде и никогда: его герой Джеффри прибывает в криогенную лабораторию, нечто среднее между Кремниевой долиной и чистилищем. Здесь его умирающую мачеху должны заморозить, чтобы когда-нибудь, когда лекарство от ее болезни будет найдено, воскресить для новой жизни. Далее сюжет завязывается вокруг излюбленного Делилло вопроса: свободы выбора. Писатель выстраивает ключевой для себя конфликт личности и большого проекта, неважно, будет это государство, корпорация или религия. В книге «Белый шум», которая принесла ему Национальную книжную премию, предметом такого разрушительного культа становился телевизор. В «Ноль К» ту же роль исполняют новейшие технологии, которые обещают бессмертие, но оперируют, по сути, теми же эфемерными категориями, что и любые религиозные движения: в лаборатории создают «новую концепцию будущего, непохожую на другие». Это будущее, в котором смерть будет подменена криогенным сном, то есть, по сути, вечной жизнью, что при этом ни чем не подтверждено, но такое «исчезновение» смерти обессмысливает жизнь? И в этой лаборатории людской язык усыхает перед лицом великой идеи будущего бессмертия, приобретая универсальное, сведенное до механического перевода измерение. И это «подкрадывающееся бессмертие» не снимает, по сути, для человечества ни один острый экзистенциальный вопрос.
    ОТВЕТЫ НА ЭКЗИСТЕНИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ДАЕТ ТОЛЬКО САМ ЧЕЛОВЕК СВОИМИ СВОБОДЫНМИ ВЫБОРАМИ,



«Голодный дом» Дэвида Митчелла
Издательство «Азбука-Аттикус»
    Англичанин Дэвид Митчелл, ставший особенно знаменитым после выхода романа «Облачный атлас», вернулся к жанровой литературе. «Голодный дом» получился вещью спорной, вобравшей в себя несколько мрачных сказок, структурно устроенных по одному и тому же шаблону:
таинственный особняк в проулке Слейд заманивает героев одного за другим, исполняет их самые сокровенные желания, а затем сжирает, никому не оставляя шанса на спасение: не достигший успеха музыкант здесь обретет шанс пройти прослушивание у своего кумира — скрипача Иегуди Менухина, неловкая студентка заполучает самого популярного парня тусовки. Однако никто из них не догадывается, что за мечту придется заплатить жизнью. Немного странный готический роман, в который уходит корнями «Голодный дом». Честное слово, лучше на одном дыхании прочитать роман Митчелла, чем посмотреть фильмы «Звонок» и «Крик»…


«Тарантул» Боба Дилана
Издательство «Эксмо»
    Переиздан единственный роман Боба Дилана, который был написан в 1965–1966 годах и соединил в себе редкой мозаикой почти всю панораму приемов, которые обычно ассоциируются с прозой Джека Керуака, Уильяма Берроуза, Аллена Гинзберга и других писателей-битников: поток сознания, известная многословность, легкое семантическое безумие и глубокая вторичная рефлексия на фоне общей бессобытийности. Напомню, что лауреатом Нобелевской премии по литературе Боб Дилан стал не за данное произведение, а за свой вклад в жанр сонграйтинга. «Тарантул» вышел в 1971-м, и критики от души спустили на нее собак, не оценив литературные выкрутасы Дилана. Сегодня же на долю «Тарантула» выпадает задача «легализовать» Дилана в статусе нобелиата в глазах той части общества, которая до сих пор не поняла, почему премия досталась поэту-песеннику.
    Однако, удивительный эффект от чтения такой непростой литературы в том, что читатель, прикасаясь к неизбежным феноменам энтропии, одиночеству, разобщенности, бессилия изменить «этот безумный мир», в итоге, по прочтении, ощущает удивительное примирение с реальностью. Не с грехом, пытающимся заполнить ее, а с ежедневным чудом мира – чудом природы, дружбы, да и просто – человека рядом. И причина рождения такого оптимизма в редкостной честности битников.


«Тайный год» Михаила Гиголашвили
Издательство АСТ, Редакция Елены Шубиной
    Филолог Михаил Гиголашвили, автор романов «Чертово колесо» и «Толмач», пожалуй, лучше чем кто бы то ни было чувствует природную силу языка и не боится с ней соприкасаться. Он умеет органично показать речь и мнимых беженцев из «Толмача», которые пытаются обжиться в Европе на рубеже XX и XXI века, и Прошки да Ониськи, ходящих в «Чертовом колесе» за царем Иваном в XVI столетии. «Тайный год» — еще одна глыба, в которой буйство наречий впечатляет. Действие книги охватывает период из жизни Ивана Грозного, когда тот удалился от дел и заперся с семейством в Александровой слободе. Вскоре царь одумался, вернулся на престол и правил еще девять лет. Но не ждите исторического детектива, уважаемые читатели – перед вами детектив лингвистический!
    Писать в этом жанре, будем откровенны, трудно. К тому же, в произведении много баек и легенд, но автор не опускается до уровня откровенной «развесистой клюквы», чего сейчас в книжных магазинах очень много, к большому сожалению. Книга самобытна, интересна для зрелого читателя.

Материал подготовлен
главным библиотекарем по краеведческой работе
А.А. Медведевой

Назад