Есть люди, исторические личности, память о которых является священной не только для родных и близких, но и для целых народов. Таковы имена великого нижегородца Кузьмы Минина, его боевого сподвижника князя Дмитрия Михайловича Пожарского. В годину жестоких испытаний, в эпоху Смуты в России начала XVII века, когда страна находилась на грани хозяйственного, политического и духовно-нравственного краха, Минин и Пожарский собрали в Нижнем Новгороде народное ополчение и в 1612 году освободили Москву и московский Кремль, от польско-литовских интервентов и своих, российских «воров». Затем они вложили много трудов в дело восстановления и укрепления российской государственности.
    Исследователи и краеведы неоднократно пытались воссоздать родословное дерево Кузьмы Минина. Установлено, что предки его происходили из Балахны, – поволжского городка в нижегородских пределах. В России в то время еще не устоялись фамилии, они были лишь у знатных людей, поэтому фамилией служило отчество. Деда Кузьмы звали Анкудином, отца – Миной Анкудиновым. Самого Кузьму величали Мининым, а к концу жизни уважительно – Кузьмой Миничем. Изучая писцовые книги, нижегородский ученый, историк И. А. Кирьянов установил факт, что Мина Анкудинов, по данным писцовой книги 1591 г., владел деревней «Протасьевой Щекиной на Микольском истоке», ему принадлежала «деревня Сорвачева на речке Чуди», а еще деревня Лютикова «Казариновская также». Это составляло 14 десятин пахотной земли, 7 десятин хоромного леса и обширные сенокосные угодья. Они позднее перейдут во владения сына – Федора Минина, который активно занялся торговлей рыбой и мясом.
    Однако внимательное изучение писцовых книг позволяет установить и предшествующих Мине Анкудинову и Анкудину владельцев этих угодий, то есть их предков. Так, писцовая книга Юрьевца Поволжского в записях за XVI в. позволяет установить, что владения Анкудиновых находилось выше Балахны по обеим сторонам Волги – это территории Бывшей Бологородской волости (Василево, Катунки), а в Заволжье территории возле рек Шмили, Мичи, Ширмокши. Сенные покосы «Анкидинка с товарищи» ограничивалась слева покосами крестьян деревни Осинки, сверху землями княгини Лобановой-Ростовской и землей крестьян деревни Хмелеватово (3 км ниже Пучежа). Наконец, книга прямо называет: «пожня Анкидина Власова в межах села Виталева». Это был прадед Кузьмы Минина. Упомянут также «Коска Власов» – брат Анкудина. Позднее Минина Анкудинов сын переехал в Балахну – торговый и промысловый центр округи, сохраняя связь с оставшимися сородичами.
    Еще позже Мина Анкудинов с младшим сыном Кузьмой переехал в Нижний Новгород. Думается, что не из-за упадка соляного промысла, как полагает ряд исследователей, Мина уехал в Нижний. Налаженное хозяйство, обширные сенокосы, пожни и лесные владения дали возможность роду Анкудиновых-Власовых выехать в города и начать достаточно обширную торгово-промысловую деятельность. В Нижнем Новгороде был куплен дом, Мина и сын были приняты в торговое сословие. Ряд Анкудиновых, однако, остался на прежних местах, в селах. Они, думается, и поставляли в Балахну и Нижний скот и рыбу, которыми торговали их сородичи. Думается, не случайно Кузьму Минина в ряде источников называют «говядарь».
    Следовательно, в лице Мининых-Анкудиновых-Власовых мы имеем яркий пример хорошо налаженной производственной и торгово-промысловой кооперации своего времени, основанной во многом на родственных связях. Они реализовали потребности городов и отдаленных деревень в различных необходимых продуктах. Их представители переходили из одного сословия в другие. Это ярко видно на примере Мины Анкудинова, его сына Кузьмы, их родственников. В Крестоприводной книге за 1667 г. в составе гостиной сотни Нижнего Новгорода упомянуты Никита и Клементий Минины, а также ямщик Яков Минин, позднее погибший в дороге.
    Хозяйственно-организационные навыки, которые копились поколениями, видимо, сыграли достаточно важную роль в том, что Кузьма Минин в тяжелейшее для России время блестяще справился с организацией земского ополчения, которое спасло в 1612 г. российскую государственность.
    Владения Анкудиновых-Мининых располагались по соседству с владениями князя Д. М. Пожарского, в их совместном владении были соляные варницы под Балахной. История рода Власовых-Анкудиновых-Мининых – история рода «непривилегированных свободных землевладельцев» или, как их называли в то время, «своеземцев».
    В Нижнем Новгороде Кузьма Минин обзавелся семьей. Супруга Татьяна Семеновна происходила, видимо, из нижегородской посадской семьи. Из детей известен сын Нефед. Ряд исследователей, однако, полагают, что и основатель тульской ветви Мининых Леонтий был сыном Кузьмы. Некоторые краеведы это оспаривают.
    В ряде популярных произведений, к сожалению, генеалогическое древо Кузьмы Минина искажено: Кузьма Захарьич Минин-Сухорук. Это явная нелепица. Речь идет о совершенно другом человеке. В «Делах разных городов» за 1646 г. упоминается прибывший в Нижний Новгород из Углича «Мина Захарьев сын Терпигорев». Его, видимо, и спутали с Кузьмой Мининым, народным героем.
    Занимаясь торговыми делами, Кузьма Минин проявил большую сметку. В трудные времена он вел себя честно и добропорядочно. Он обладал открытым характером, умел привлекать к себе людей. Вместе с тем, он был волевым человеком, что проявилось в ходе создания и действий нижегородского земского ополчения 1611-1612 гг.
    Видя тяжелое, порой, казалось, безысходное положение государства в Смуту, Кузьма Минин вел патриотические речи на торгу, на паперти Спасо-Преображенского собора. А затем на общегородском сходе он выступил со своим знаменитым призывом о помощи в спасении государства: «Буде нам хотети помочь государству, ино не пожалети животов своих, ино не пожалете и дворы свои продавати и жены и дети закладывати».
    В формировании нижегородского ополчения выделяют несколько этапов. Первым был подготовительный, когда собирали средства. Минин сам внес большой вклад. После призыва Минина и его сподвижников начались массовые пожертвования. Был сделан заем у нижегородских купцов в 5206 руб. Затем был составлен приговор, по которому имущество всех было обложено налогом («пятая деньга», а затем и «третья»). Собиралась плата и с торговых операций. «Приговор» был суров, сами граждане дали Минину право их «нудити», то есть выполнять предписанное вплоть до применения силы.
    Большое значение имела принесенная в Нижний Новгород грамота патриарха Гермогена, который призвал к защите государства российского и веры православной. Исследователь А. И. Успенский не случайно писал, что призыв патриарха означил «перелом в тяжелой болезни нашего государственного организма».
    В сентябре-ноябре 1611 г., наряду со сбором средств и закупкой снаряжения, в Нижнем Новгороде на воеводском дворе был собран городовой Совет. В него входили архимандрит Печерского монастыря Феодосий, спасский протопоп Савва да «иные попы», И. И. Биркин, В. Юдин, нижегородские дворяне и дети боярские, и головы, и старосты, «от них же и Кузьма Минин». Так создавался организационно-политический центр борьбы с интервентами. Исследователь С. Волков считает, что к началу 1612 г. в казну ополчения было собрано около 160 тысяч руб. Это позволило не только отлично снарядить ополченцев, но и положить высокую для тех времен оплату по разрядам.
    Второй этап формирования ополчения занял период с ноября 1611 г. по февраль 1612 г. Шел сбор ратников, их уряжение. В январе из-под Арзамаса пришли смоляне и вязьмичи, ранее участвовавшие в боях. В феврале 1612 г. в Нижнем Новгороде был создан «Совет всея земли». Делопроизводство в нем вел дьяк Василий Юдин. Позднее, уже в Ярославле, Совет был реорганизован. Среди 50 членов Совета был князь Д. М. Пожарский, и Кузьма Минин. Были созданы органы власти – приказы.
    После уряжения под Ярославлем начались боевые действия – по освобождению Москвы от интервентов и «очищению» государства от Российского. Сам Кузьма Минин занимался не только хозяйственно-организаторской деятельностью. В труднейшие моменты боевых действий он сам брался за оружие. Именно Минин возглавил отряд конницы и разбил у Крымского брода в Москве отряд Ходкевича, пробивавшийся в Кремле интервентам.
    После ликвидации Смуты и возведения не трон Михаила Романова правительство не единожды давало Минину сложные поручения. В июле 1613 г., жалуя Минина «думным дворянином», царь «велел ему быти всегда в Москве при нем, государе, без отступно и заседать в палате». Шесть раз в государстве были проведены «пятинные сборы» с участием Кузьмы Минина. Царь пожаловал ему село Богородское с деревнями и дом казны на Соборной площади Нижегородского кремля.     Последнее поручение Кузьма Минин выполнил в 1616 году.
    Кузьма Минин скончался между мартом и июнем 1616 г. при возвращении из Казани в Москву, когда был послан царем для розыскного дела вместе с боярином князем Григорием Петровичем Ромодановским и дьяком Марком Поздеевым. Столяровский хронограф гласит: «А Кузьмы Минина едучи к Москве на дороге не стало». Видимо, он в дороге сильно заболел.
    На это указывает и сохранившаяся в родным местах Минина, в Балахне, в частности, традиция относить День памяти Кузьмы Минина к 8 мая, по старому стилю, или к 21 мая – по новому.

Подготовила гл. библиотекарь по краеведению
А.А. Медведева

"Русское сердце тебя не забудет…". Кузьма Минин в поэзии Нижнего Новгорода

Назад