ХРАМЫ НИЖНЕГО НОВГОРОДА, В БОЛЬШИНСТВЕ СВОЕМ УТРАЧЕННЫЕ...

Александро-Невская церковь в Ратманихе

    Чертеж церкви был утвержден благословляющей подписью епископа Нижегородского и Арзамасского Владимира (Никольского) 8 июля 1899 г. Церковь находилась в пос. Ратманиха (современное Московское шоссе, остановка Березовская). Первоначально проектировалась «в память 17 октября 1888 г.» (т.е. чудесного спасения царя Александра III и его семьи во время крушения Царского поезда). Построена церковь в 1901 г. при епископе Назарии (Кириллове) тщанием строительного комитета, состоящего из лиц местной уездной администрации, нижегородского и балахнинского купечества и местных крестьян во главе с Михаилом Ивановичем Волковым. Церковь была каменная, с каменной колокольней в одной связи. Престолов в ней было три: главный – во имя св. благоверного вел. князя Александра Невского, правый – во имя Святителя и Чудотворца Николая, левый – во имя Святого великомученика Дмитрия Солунского. В 1916 г. прихожанами церкви числились 1117 мужчин и 1111 женщин, т.е. 2228 чел. Школы при церкви не было.
    В 1936 г. членами церковной общины церкви Александра Невского записали себя свыше 1100 чел., живущих в шести деревнях, приписанных к селу Ратманиха. Кроме того, после закрытия храмов в Сормове и Канавине верующие стали ходить в церковь с. Ратманихи. Храм исправно платил налоги, был отремонтирован и поддерживался в хорошем состоянии и снаружи, и внутри. Оснований его закрывать по закону не было.
    Но 26 августа 1936 г. в газете «Горьковская коммуна» было напечатано обращение рабочих завода «Новое Сормово» (ныне Машиностроительный) в Сормовский райсовет с просьбой закрыть церковь в с. Ратманиха, «приспособив её под культурный очаг». К этой просьбе присоединились рабочие других заводов.
    Церковный совет отреагировал немедля: 31 августа 1936 г. были отправлены письма в адрес Председателя ВЦИК М.И. Калинина и Местоблюстителя Патриарха Митрополита Московского Сергия (Страгородского) с просьбой защитить церковь. Священники церкви о. Виктор (Лебедев), о. Николай (Недешев), диаконы, староста и монахини, жившие при церкви, организовали «сборища протеста против закрытия церкви). 4–22 августа 1937 г. все они были арестованы как участники «Контрреволюционной группы церковников при Ратманихской церкви». 14 сентября 1937 г. весь клир Александро-Невской церкви с. Ратманихи: священники Лебедев Виктор Владимирович, Недешев Николай Иванович, иеромонах Кряжев Макарий Васильевич; диаконы Архангельский Павел Венедиктович, Коринфский Михаил Константинович; священник на должности псаломщика Сатирский Иван Николаевич; церковный староста Глызов Василий Никитич и числившиеся при храме уборщицами монахини Скобкарева Агафья Георгиевна, Герасимова Евдокия Александровна, Чурина Марина Петровна были расстреляны. После того, как служить в церкви стало некому, она была закрыта. 5 февраля 1938 г. Президиум Кагановичского райсовета, 17 февраля 1938 г. Президиум Горьковского горсовета, а 8 апреля 1938 г. Комиссия по вопросам культа при Президиуме Горьковского облисполкома постановили: «Александро-Невскую церковь в поселке Ратманихе ликвидировать с последующим переоборудованием под кинотеатр». 21 апреля 1938 г. церковь постановлением Облисполкома была закрыта. Впоследствии ее здание было переоборудовано под механическую пекарню и использовалось так и в 1947 г., когда группа верующих ходатайствовала об открытии церкви. По закону, открывать можно только неиспользуемые в народном хозяйстве церкви, поэтому ходатайство верующих было отклонено.

Сергиевская церковь при Молитовской фабрике

    Церковь во имя Преподобного Сергия при Молитовской фабрике в сельце Молитовке была построена в 1905 г. при епископе Назарии (Кириллове) тщанием Товарищества Нижегородской Льнопрядильной мануфактуры. Церковь находилась «в малопоместительном доме при общежитии рабочих». Отдельно стояла небольшая деревянная колокольня. Престол в храме был один – в честь пр. Сергия Радонежского.
    Школы при церкви не было, и в приходе в 1917 г. было 315 мужчин и 531 женщина, т.е. всего 846 чел. рабочих. В июне 1921 г. (точная дата неизвестна) Губисполком сообщил в фабричный комитет льнопрядильной фабрики, что Губернским комитетом юстиции церковь при больничных казармах закрывается.

Успенская Кладбищенская церковь (на ул. Пушкина)

    Церковь эта, ныне принадлежащая общине старообрядцев, построена была как православная в 1914–1918 гг. В 1914 г. епархиальная газета «Церковно-общественный вестник» сообщила, что «17 сентября, в 1 час дня на поле за Вдовьим домом, между Бугровским старообрядческим кладбищем и бывшим ипподромом, совершена закладка новой кладбищенской церкви. Молебствие совершал преосвященнейший Иоаким «в сослужении с городским духовенством». На молебне присутствовали высшие чины городской администрации – заступающий на место городского головы М.И. Будилов, член управы В.И. Смирнов, другие чиновники, а также представительница рода Рукавишниковых В.М. Бурмистрова.(1) Рукавишниковы и Акифьевы пожертвовали деньги на строительство церкви и пригласили архитектора Императорского Двора В.А. Покровского. a name=2a>Он спроектировал «Кладбищенский комплекс каменных зданий, включивший церковь, дом ее причта, келейку могильщиков, высокую кирпичную ограду с квадратными декоративными башенками по углам и въездом ворот». (2)
    Революционные события помешали достроить и освятить храм. 27 мая 1925 г. общество верующих «тихоновцев» заключило договор на пользование зданием церкви. Как был освящен храм и когда не указано, но в 1933 г. эта церковь названа Сергиевской. Церковь оставалась недостроенной, и богослужения проводились на первом этаже. 22 ноября 1930 г. техническая комиссия осмотрела здание церкви, установила, что оно требует ремонта и что второй этаж к использованию непригоден, община же верующих немногочисленна и «произвести ремонт здания церкви своими силами не в состоянии». На этом основании Президиум Крайисполкома постановил 31 января 1931 г. церковь закрыть. 21 февраля решение о закрытии было объявлено церковному совету, и верующие обжаловали закрытие своей церкви во ВЦИК.
    ВЦИК рассматривал жалобу верующих более года (вероятно, из-за огромного количества дел подобного рода). По закону, до постановления ВЦИК выселять общину было нельзя, и 13 мая 1932 г. Краевая комиссия по культам при Президиуме Нижкрайисполкома постановила: «Новокладбищенскую церковь оставить в пользовании верующих». На 3 апреля 1934 г. (как следует из анкеты священника общины Никольского К.Ф.) Новокладбищенский храм был передан обновленцам. Сергиевская община отказалась делить место богослужения с еретиками и покинула церковь.
    Обновленческая община просуществовала в Новокладбищенской церкви до 1939 г. Они взяли благоустроенный первый этаж и довели его до безобразного состояния: не поддерживали здание «ни ремонтом, ни топкой», с 1937 г. отказались платить земельные и другие налоги. По свидетельству представителей Покровской общины, к июлю 1939 г. обновленческой общины «как будто бы не существует», службы никакой нет, живет один сторож, вероятно, священник, который проводит случайные требы (панихиды на могилах и крестины) и больше ничего». Тем не менее обновленцы требовали перевести их с первого, уже сырого и разрушенного этажа на второй, восстановленный к этому времени и благоустроенный Покровской общиной. Горсовет всерьез собирался «уплотнять» «тихоновскую» Покровскую общину еретиками. После жалобы Покровской общины на несправедливость такого решения райсовет 27 апреля 1939 г. провел проверку, которая установила «...полную бесхозяйственность со стороны церковного совета» обновленцев. И 10 мая 1939 г. Президиум Ждановского райсовета постановил закрыть «подвальную церковь обновленческой общины на Новом кладбище». (22 августа 1939 г. обновленцы должны были передать свое имущество в райфинотдел, а здание со сторожкой – под Промкомбинат). Что касается Покровской общины, то она перешла из закрытой в 1935 г. Покровской церкви на ул. Свердлова (Б. Покровская) в недостроенный и полуразрушенный второй этаж Кладбищенской церкви. К 4 февраля 1936 г. община восстановила помещение, и в марте 1936 г. начала богослужение в новом храме.
    В 1937 г. вместе с митрополитом Феофаном (Туляковым) была арестована большая часть духовенства епархии, включая клир Новокладбищенской церкви (священники Виноградов Владимир Васильевич и Малицкий Евгений Константинович, диакон Завгородний Василий Назарович). Все они были расстреляны. Однако церковь просуществовала еще до декабря 1940 г. С 29 августа Ждановский райисполком не продлил регистрацию на членов клира Свиридова П.П., Архангельского А.А. и Бодрова Н.Ф.: Свиридова и Бодрова – за задолженность райфинотделу; Архангельского – без указания причин. (Поскольку церковь была тогда на окраине, то в бездорожье посещаемость падала на 70%, т.е. и доходы сокращались на треть). 4 сентября 1940 г. церковный совет получил уведомление о запрещении службы священникам их церкви и пожаловался в Горсовет, что 2 сентября уже все задолженности были «ликвидированы». Но решением Ждановского райсовета от 19 сентября церковь Покровской общины постановили закрыть, «учитывая массовое ходатайство граждан» и здание передать под клуб Ждановского Промкомбината. «Массовое ходатайство граждан» организовано было так (на справке Ждановского райисполкома в Облисполком, от 23 октября 1940 г.): «... на территории данного прихода проживает граждан, достигших 18-летнего возраста 3347 чел., должно присутствовать на собраниях 2928 чел., присутствовало 2487 чел, голосовало за закрытие 2405 чел.»).
    Решением Горьковского Облсовета от 1 ноября 1940 г. церковь была закрыта, о чем церковному совету сообщили 20 ноября 1940 г. Не знавшие еще о закрытии их церкви верующие 12 ноября 1940 г. обещали райсовету, что любой ценой погасят накопившиеся за октябрь за священниками Архангельским и Свиридовым задолженности и просили продлить регистрацию священников до 1 января 1941 г. Но 6 декабря 1940 г. Ждановский райисполком постановил служителям культа Архангельскому и Свиридову регистрацию аннулировать. А церковь с 9 декабря 1940 г. закрыть, т.к. церковный совет задолжал свыше 100 тыс. руб. налога и здания требует капремонта – отваливается, дескать, штукатурка и т.д.
    Община немедленно 19 декабря 1940 г. написала в Ждановский райсовет протест о неправильности закрытия церкви: налоги к тому времени уплатили, и состояние церкви было нормальное, штукатурка не падала. Однако Горьковский облисполком утвердил решение Ждановского райисполкома о закрытии церкви, и 21 декабря 1940 г. постановил закрыть Покровскую церковь в Ждановском районе с последующим ее переоборудованием под клуб.
    27 января 1941 г. Президиум ВС РСФСР решение Горьковского облсовета утвердил и здание церкви передал Ждановскому райисполкому для переоборудования под клуб, с условием согласовать оборудование с отделом по охране памятников Управления по делам искусств при СНК СССР. Ждановский райисполком решением от 6 февраля 1941 г. передал помещение б. Новокладбищенской церкви Промкомбинату для размещения в нем клуба и мастерских. 14 апреля 1941 г. Облисполком утвердил решение Ждановского райсовета и отдал здание церкви Промкомбинату. До 1964 г. зданием церкви владела Горьковская чулочно-трикотажная фабрика производственного объединения им. Клары Цеткин. 26 августа 1964 г. фабрика передала «помещение б. церкви на Пушкинском кладбище в Приокском районе площадью 823 кв. м и прилегающей к ней территории» с баланса на баланс в Бюро похоронного обслуживания при Управлении благоустройства. К тому времени здание требовало капитального ремонта, всего от отопления до оконных переплетов, дверей и полов. В таком состоянии здание церкви 28 августа 1964 г. было решением Горьковского горисполкома передано с баланса Управления благоустройства и коммунальных предприятий на баланс Горьковской старообрядческой общине. Успенская старообрядческая община окончила основные работы по восстановлению церкви к 10 января 1965 г.
    В марте 1965 г. здание Успенской старообрядческой церкви на ул. Суетинской снесли. И здание церкви на Пушкинском кладбище предоставили старообрядцам в бесплатное пользование взамен сносимого (решением Горсовета от 5 апреля 1965 г.). С тех пор Новокладбищенская церковь – старообрядческая.

Крестовоздвиженская церковь при Крестовоздвиженском монастыре

    В 1813–1815 гг. Крестовоздвиженский монастырь был перенесен из Кремля на окраину города, в конец Большой Ямской улицы, близ Арзамасского тракта (ныне у пл. Лядова) при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове). Соборный Крестовоздвиженский храм был построен в 1814–1823 гг. Он был крестообразной формы, с пятью большими куполами, устроенными впоследствии при капитальном ремонте и возобновлении всего храма в 1845-1847 гг. В 1882 г. собор украшен был живописью, и в нем устроено было усовершенствованное отопление. В 1894 г. на средства Нижегородского купца М.М. Рукавишникова собор был снова обновлен и «благолепно украшен». В нем было три престола: главный – в честь Воздвижения Креста Господня, правый – в честь Похвалы пресв. Богородицы и св. Дионисия Ареопагита, а левый, бывший до 1848 г. в честь зачатия св. Анны (в память Зачатьевского монастыря), потом был посвящен Введению во храм пресв. Богородицы и святым Иннокентию Иркутскому и великомученику Димитрию. Под алтарем соборного храма был склеп, где в 1851 г. была устроена церковь в честь Иверской иконы Божией Матери; в ней погребены были умершие настоятельницы монастыря.(3)
    После закрытия монастыря в 1919 г. монахини назвались «трудовой артелью» и взяли здания своего монастыря в аренду. Но в 1923 г. им пришлось соединиться с приходской общиной, срочно созданной вокруг монастыря, чтобы власти не изъяли его под детсад. 347 монахинь подали заявления о вхождении в «общину верующих при Крестовоздвиженском монастыре», а 27 апреля 1923 г. был зарегистрирован Устав «Крестовоздвиженского автономного православного общества при б. Крестовоздвиженском монастыре и кладбище г. Н. Новгорода», объединяющего жителей улиц Б. Покровской, Б. Ямской, Крестовоздвиженской и Белинского. При этой Крестовоздвиженской приходской общине с 1924 г. по 1 октября 1926 г. состоял «служителем культа» митрополит Сергий (Страгородский), а жил он при монастыре. 17 мая 1925 г. Губернский Административный отдел заключил с Крестовоздвиженской общиной верующих (в количестве 430 чел.) соглашение на пользование двумя церквами монастыря. Но с 1927 г. рядом, в хозяйственных постройках монастыря, расположился Штаб 17 стрелковой дивизии, которая ходатайствовала о закрытии «культовых зданий ввиду того, что совершение религиозных обрядов будет нарушать военную подготовку частей войск, и близкое соседство нежелательно». Штаб Дивизии «сигнализировал», что здание собора монастыря не содержится в должном порядке. Губисполком прислал комиссию, которая обнаружила, что «в одном из храмов обвалилась штукатурка, карнизы дали трещины и т.д.», т.е. «этим самым община нарушила параграф 1 соглашения.
    Постановлением Президиума Нижгубисполкома от 18 февраля 1928 г., договор с общиной б. Крестовоздвиженского монастыря на право пользование соборным «культовым зданием» и часовней ввиду нарушения общиной договора» расторгнут, и помещение эти переданы Штабу 17-й стрелковой дивизии. (Дивизия предполагала устроить в соборе «культурное учреждение», и собор был переоборудован под кинотеатр. Но к 1932 г. он пустовал). По постановлению Президиума Нижгорсовета от 20 октября 1927 г. самый монастырь был переименован в «военный городок им. Ворошилова». К январю 1928 г. монахини с территории монастыря были выселены. Общине верующих, правда, оставили церковь «за пределами войсковых частей» – Казанскую на б. Крестовоздвиженском кладбище. В общину на 1928 г. входило 496 чел. К 22 мая 1928 г. Крестовоздвиженская община перерегистрировалась и приняла в пользование Казанский храм. Что касается Крестовоздвиженского собора, то в 1932 г. Воскресенская община свидетельствовала, что в соборе было оборудовано помещение под кинотеатр, но на 1932 г. оно пустовало. Однако в следственном деле на священников Крестовоздвиженско-Казанской общины указано, что Пасхальная служба на 1 мая 1935 г. проходила в Крестовоздвиженском соборе, и служил Митрополит Евгений (Зернов).
    В 1935 г. же году территория б. Крестовоздвиженского монастыря отводилась под постройки зданий мединститута, а монастырь было решено ликвидировать на снос. Но здание собора сохранилось. До 1961 г. в нем размещался трест № 3 «Нагорный» Главволговятстроя.

Казанская кладбищенская церковь при Крестовоздвиженском монастыре

    Близ Арзамасского тракта, в конце Большой Ямской улицы с к. XVIII в. находилось второе городское кладбище с церковью в честь Казанской иконы Божией Матери. Казанская кладбищенская церковь была построена в 1798 г. при епископе Павле II (Пономареве) или архиепископе Вениамине II (Краснопевкове) купцом А.Е. Стешевым (который на этом кладбище и был похоронен с супругой). Приписана к Крестовоздвиженскому монастырю Казанская церковь была в 1816 г. В кладбищенской церкви было три престола: главный – в честь Казанской иконы Божией Матери, и придельные – во имя Ап. Иакова, брата Господня и в честь Шуйской иконы Божией Матери.(4) После закрытия монастыря монахини назвались «трудовой артелью» и взяли здания своего монастыря в аренду. Но в 1923 г. им пришлось соединиться с приходской общиной при Крестовоздвиженском соборе.
    После закрытия Крестовоздвиженского собора и выселения монахинь в 1928 г. община перешла в Казанский кладбищенский храм. Казанская община просуществовала при б. Крестовоздвиженском монастыре до 1935 г. 28 февраля 1935 г. к ней была присоединена Успенская община с причтом и имуществом. Но в 1935 г. были арестованы члены клира Казанской церкви: Македонский Николай Петрович и Новосельский Петр Иванович. Это произошло после Пасхальной литургии, которая в 1935 г. совпала с 1 Мая. На Пасху в Крестовоздвиженской церкви была торжественная литургия, которую служил сам Митрополит Евгений (Зернов), в сослужении местных священников. Литургия затянулась до 12 часов, и выходившие со службы 2 тыс. православных отвлекли граждан от участия в первомайской «демонстрации». 5 мая был арестован Македонский Николай Петрович, 23 мая - Новосельский Петр Иванович. Они были обвинены как участники контрреволюционной организации во главе с митрополитом Евгением (Зерновым) в том, что для отвлечения «внимания трудящихся от участия в революционных праздниках ... умышленно в эти дни службу в церкви начинали и кончали позднее». (4 ноября 1935 г. все члены «группы» были приговорены к 3 годам исправтрудлагерей и этапом отправлены: о. Николай (Македонский) – в Красноярск, а о. Петр (Новосельский) – в Караганду. 10 сентября 1937 г. по постановлению Тройки по Карагандинской области Новосельский П.Н. был расстрелян в местах заключения).
    Срочно было организовано общее собрание жильцов ЖАКТа № 48, 28 мая 1935 г., которое постановило просить райсовет и горсовет закрыть кладбищенскую церковь «ввиду ее вредного влияния на подрастающую молодежь». После ареста священников, приходской совет отказался от церкви «ввиду того, что наше духовенство, не считаясь с Постановлением и не спросясь церковного совета, служило 1-го мая до 10-ти часов» \и просил перевести общину в другой храм. К 22 июня 1935 г., по разрешению Свердловского райсовета, община перебралась в Вознесенскую церковь. Но к ноябрю 1935 г. и Воскресенский храм был также закрыт, и б. Крестовоздвиженская община слилась с общиной при храме Пахвалы Богородицы. 22 ноября 1935 г. представитель Крестовоздвиженской общины, б. председатель общины Е.И. Ржевская, подала в Свердловский райсовет заявление: «...ввиду крайней тесноты храма и дальности расстояния от прихожан окраин Куйбышевского района, община просит присоединить ее к Покровской общине, переведенной ныне на Новое кладбище».
    Тем временем постановлением президиума Горсовета города Горького «Об отводе участка под постройку Мединститута от 14 июня 1935 г., территория бывшего Крестовоздвиженского монастыря вместе с кладбищем отводилась под постройки зданий Мединститута и парка (на месте кладбища). А 19 августа 1935 г. Комиссия по культам при Президиуме Горьковского Крайисполкома постановила: бывший Крестовоздвиженский монастырь ликвидировать на снос. …И ликвидировали… Что оставили – сейчас восстанавливают и спасают…

А.А. Медведева

Источники
  1. Церковно-общественный вестник. – 1914 (сент). – С. 1000-1001. Вернуться к тексту
  2. Филатов Н.Ф. Купола, глядящие в небеса. – Нижний Новгород, 1996. – С. 187-190. Вернуться к тексту
  3. Добровольский М. Путеводитель по святым и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода... с. 158-159. Вернуться к тексту
  4. Добровольский М. Путеводитель по святым и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода, с. 155, 159-160. Вернуться к тексту

Назад