К 1917 году в нашем городе было 56 церквей. Это были: четыре собора, 32 приходские церкви, 17 домовых церквей при учреждениях (5 при богадельнях, 4 при приютах, 1 при больнице, 4 при учебных заведениях, 2 при тюрьмах, 1 при Манеже), одна церковь на выставке и одна – в Печерской слободе Нижегородского уезда, которая была причислена к благочинию приходских церквей г. Н. Новгорода.
    Кроме того, на окраинах города находились 3 монастыря с 15-ю церквами: Благовещенский мужской монастырь с 5-ю церквами, Крестовоздвиженский женский с 3-мя церквами и Печерский мужской монастырь с 7-ю церквами. В годы советской власти 4 монастырские церкви использовались как приходские – Благовещенская церковь Благовещенского монастыря, Казанская в Крестовоздвиженском монастыре, Вознесенская и Успенская в Печерском монастыре.
    В 1925–1943 годах в состав города вошли пригородные населенные пункты, насчитывавшие 15 церквей. В 1925 году – село Высоково с Троицкой церковью из Нижегородского уезда, в 1928 году – село Сормово с церквами Сергиевской, Александро-Невской и Спасо-Преображенским собором (Преображения Господня) и село Копосово с Троицкой церковью. В 1929 году в составе Канавинского района – село Гордеевка с церквами Владимирской и Смоленской Одигитриевской иконы Божией Матери; село Карповка с церковью Преображения Господня (Спасо-Преображенской); село Молитовка с Покровской церковью, поселок Молитовской фабрики с Сергиевской церковью при фабрике, село Ратманиха с Александро-Невской церковью. Ранее эти села входили в Балахнинский уезд, а с 4 января 1927 года постановлением Президиума Губисполкома были включены в черту г. Канавино. В самом Канавино (с марта 1922 г. по июль 1925 г. – рабочий поселок, с июля 1925 г. по 25 февраля 1929 г. – город) были Владимирская церковь и Преображения Господня (Спасо-Преображенская) на Канавинском кладбище.
    В 1935 году из Растяпинского (с 1929 г. – Дзержинского) района в состав г. Горького вошло село Гнилицы (также до 1924 г. принадлежавшее Балахнинскому уезду.) с Богородице-Рождественской церковью.
    Всего, таким образом, в период с 1917 по 1991 год в Н. Новгороде было 86 храмов, 75 из которых использовались как приходские.

А вот здесь сейчас стоит цирк. Хороший. Красивый. Нужный…


Владимирская церковь в Канавине

    При царе Борисе Годунове во владение Нижегородского Свято-Духовского монастыря в кремле поступила часть местности за р. Окой под названием Гривка. Свято-Духовский монастырь построил в 1574 г. опальный новгородский дворянин, в монашестве Порфирий, сосланный в Нижний Новгород в 1570 г. Этот инок в конце XVI века построил и две деревянные церкви на Гривке, одна из которых была летняя, в честь Сретения иконы Владимирской Божией Матери, а другая – зимняя, в честь Успения Богоматери.
    В 1734 г., при архиепископе Питириме, на месте одной из этих церквей была построена каменная церковь в честь иконы Божией Матери, а другая, по преданию, существовала до 1814 г. и потом из-за ветхости была разобрана. В 1812 г. при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове) вместо прежней каменной малопоместительной церкви была построена обширная, с пятью главами и колокольней, и окружена оградой с башнями. Строилась церковь на средства купцов Вологдина и Загибенного.
    В 1871 г. храм сильно пострадал от пожара и был обновлен на средства старосты П.Н. Бабушкина и прихожан, а в 1878 г. тем же Бабушкиным была расширена церковь и надстроена колокольня. В этой церкви издавна было три престола: главный – в честь Владимирской иконы Божией Матери и придельные – во имя Святителя Николая и преподобного Макария Желтоводского.
    Староста Бабушкин построил и дом для клира (в 1915 г. на церковные деньги был построен второй дом). При домах были каменные службы, а в ограде церкви – каменные лавки.
    В приходе церкви имелись две церковно-приходские школы: при Владимирской церкви и при стоящей рядом Спасо-Преображенской церкви. Обе помещались в доме при Владимирской церкви и содержались на средства Епархиального училищного совета, который платил жалование учительницам. В 1916 г. в школе обучалось 45 мальчиков и 30 девочек. В приходе числились 851 мужчина и 882 женщины.
    В 1917 г. Владимирская церковь в Канавине находилась на Владимирской площади, ныне застроенной. После революции Владимирская церковь просуществовала до 1935 г. Община исправно платила все налоги, незадолго до закрытия сделала качественный ремонт, бережно сохраняла свое исторически ценное имущество, которым пользовалась с разрешения Госфонда. Поскольку Владимирский храм оставался единственным не закрытым в Заречной части города, прихожанами церкви были 10 тыс. человек из пяти рабочих районов города. Законных оснований закрывать церковь не было. Но была задача закрыть.
    Толчком послужило заявление в Сталинский райсовет внезапно и стремительно возникшей обновленческой общины. Интересно, что заявление о своей регистрации эта «православная община верующих ориентации Высшего церковного Совета» подала в Сталинский райсовет 16 сентября 1935 г., а ходатайство о предоставлении ей в «бесплатное пользование Владимирского храма» в Канавине подала 14 сентября 1935 г., т.е. на 2 дня раньше. Основанием для передачи им церкви обновленцы считали тот факт, что «Сергиевская ориентация имеет в г. Горьком до десяти храмов, ориентация же Высшего Церковного Совета не имеет ни одного». При этом новоявленная община «ориентации Высшего Церковного Совета», претендовавшая на район деятельности в масштабах г. Горького «со слободами», насчитывала по максимуму ...20 человек (во главе со «служителями культа» Леонидом Алексеевичем Архангельским и Петром Георгиевичем Борисовым). И они противопоставляли себя 10 тыс. православных «патриаршей ориентации»!
    Нелепость таких претензий была очевидна, и поначалу обновленцы получили отказ в передаче им храма, т.к. в этом «нет необходимости и целесообразности». Но спустя месяц кто-то в райисполкоме догадался использовать это обстоятельство для закрытия храма.
    20 октября 1935 г. была проведена придирчивая проверка церкви, вдруг выявившая «нарушение установленных договором правил по содержанию Владимирской церкви»: проживание посторонних лиц при церкви, незаконная выпечка просфор, хранение дров в пристройке рядом с церковью, причащение больных и здоровых детей одной ложкой, и, главное – оставлены на видном месте хоругви с эмблемами дома Романовых! На основании этих смехотворных придирок в тот же день храм и имущество были переданы представителям обновленцев Отто и Архангельскому. Сталинский райсовет договор с православными расторг.
    Община Владимирской церкви немедленно опротестовала постановление Президиума Сталинского райсовета, справедливо указывая, что все пункты «нарушений» – надуманные (и проживают при церкви церковные уборщицы, сторож и священнослужитель, с разрешения милиции прописанные в домовой книге; и выпечка просфор была разрешена Райфинотделом до самого дня проверки, и дрова хранились согласованно с райсоветом; и ложечку для причастия, по распоряжению саннадзора, дезинфицировали спиртом; и хоругви крамольные хранились по поручению Госфонда «без права производить какое-либо изменение вещей»). Но храм был уже отнят! Верующие успели только 24 октября вывезти заготовленные ими дрова из ограды своей бывшей церкви к новому месту своего богослужения – в церковь села Ратманихи (после чего ключи от храма забрали обновленцы).
    (На следующий же день после закрытия храма, 21 октября 1935 г., община Владимирской церкви заявила, что не будет делить храм с обновленцами, и попросила разрешения о присоединении к общине Александро-Невской церкви в пос. Ратманиха, на что райисполком 28 октября дал разрешение).
    Но и обновленцы недолго пользовались Владимирской церковью, уже 28 ноября 1935 г. Президиум Сталинского райсовета постановил: «...учитывая, что группа верующих ориентации Высшего Церковного Совета малочисленна (15-20 чел.) просить Президиум Крайисполкома закрыть Владимирскую церковь, разрешив использовать это помещение под архив».
    31 января 1936 г. Горьковский облисполком постановил церковь закрыть…
    Между тем закрытие церкви было осуществлено вопреки существующим на тот момент законам, что было утаено от верующих. В результате Владимирская община, которой только 8 февраля 1936 г. было сообщено окончательное решение Облисполкома о ликвидации церкви «как молитвенного здания», пропустила двухнедельный срок обжалования закрытия церкви во ВЦИК.
    Верующие продолжали бороться за храм, и в марте 1937 г. послали своих представителей в Москву, во ВЦИК. Из секретариата Председателя ВЦИК их 31 марта 1937 г. отослали обратно в Горьковский Крайисполком. А вопрос о судьбе церкви вынесли на обсуждение Комиссии по культам при Президиуме ВЦИК, о чем 17 мая 1937 г. уведомили Горьковский Крайисполком. Крайисполком тем временем нашел выход. В январе 1936 г. храм использовался под столярную мастерскую ОЛАГОМ УНКВД.
    С 15 февраля 1937 г. здание церкви использовалось уже не под архив не под мастерскую, а под склад фабрики им. 1 Мая Облпищепрома. Всё это противоречило законодательству. Тогда 9 июля 1937 г. Горсовет предложил предоставить помещение бывшей церкви «для культурных целей по обслуживанию рабочих завода... в данном районе», о чем сообщили во ВЦИК. 29 июня 1937 г. Горьковский облисполком получил телеграмму от ВЦИК: «В связи с сообщением Сталинского райсовета о готовности немедленно приступить к переоборудованию церкви под клуб вопрос снимается с обсуждения Комиссии».
    Постановлением исполкома Горьковского Горсовета от 2 августа 1949 г. бывшая Владимирская площадь в Канавине отведена под строительство цирка на 2000 мест. И в 1960 г. на месте Владимирской церкви был построен цирк «Шапито».
    Пусть приходящие в него сегодня семьи нижегородцев хотя бы помнят, что они – на месте запустения…

Гл. библиотекарь по краеведческой работе
А.А. Медведева

Назад