НИЖЕГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ ДО 1917 ГОДА

Церковное управление Нижегородским краем
до появления самостоятельной Нижегородской кафедры

    Центром «земли Низовской» стал с момента основания нашего города в 1221 году город Нижний Новгород, но до 1672 года собственной кафедры Нижегородская земля не имела и самостоятельной епархией не была.
    С 1274 г. по 1374 г. (по сказанию «Истории Российской иерархии», на которую ссылается архимандрит Макарий Миролюбов, епископы, управлявшие Н. Новгородом, назывались Владимирскими, Суздальскими и Нижегородскими. Н.И. Храмцовский, ссылаясь на Нижегородский летописец и Никоновскую летопись, утверждает, что с 1276 г. епископы Суздальские именовались Суздальскими, Новгородскими (т.е. Нижегородскими) и Городецкими. Так или иначе, епископы Суздальские и Нижегородские были отделены от Владимирских. Они жили и в Суздале, и в Н. Новгороде.
    Из Никоновской летописи известно, что князь Нижегородско-Суздальский Андрей Константинович (1323–1365) перевел епископа Алексия из Суздаля в г. Н. Новгород. А святитель Алексий, митрополит Московский, во время конфликта братьев Дмитрия Константиновича Суздальского и Бориса Константиновича Городецкого в 1365 г. удалил епископа Алексия из Н. Новгорода в Суздаль, а весь Нижегородский край отчислил от Суздальской епископии, присоединив к Московской.
    В 1374 г. архимандрит Печерского монастыря Дионисий рукоположен был в епископа Суздальской и Низовской земли. Известно, что в 1375 г., когда отряд пленных татар во главе с воеводой Сарайкой захватил для обороны епископский дом, то едва не ранили стрелой епископа Дионисия (т.е. и через год епископ предпочитал Суздалю Н. Новгород).
    С конца XIV в. и до 1625 г. Нижегородская земля была управляема Московскими митрополитами, а с 1625 г. до 1672 г. – московскими патриархами.

Основание Нижегородской кафедры

    В 1589 г. на 28-м Московском Соборе, по случаю утверждения в России патриаршества, царь Феодор Иоаннович и иерархи решили основать в Нижнем Новгороде архиепископскую кафедру, но решение это не было приведено в исполнение. В 1625 г., с 20 мая, при Патриархе Филарете Никитиче, церковные дела «Низовской земли» вошли в ведение Патриарха.
    В 1667 г. царь Алексей Михайлович предложил учредить архиерейскую кафедру в Н. Новгороде на 32-м Московском Соборе, где присутствовали Вселенские Патриархи. Утверждения тогда не последовало, раскол же в Нижегородской земле усиливался. Наконец, в 1672 г. созван был 36-й Московский собор, в Патриаршей Крестовой палате, во время «междупатриаршества», и на нем единогласно решено: «в Великом княжении Низовской земли архиерею быти» и включить епархию в число Митрополий. Новопосвященный Архипастырь наименован митрополитом Нижегородским и Алатырским, и дана ему настольная грамота «между-патриаршества» 2 июня 1672 г.

Границы Нижегородской Епархии

    В ряду епархий Нижегородская поставлена была между Рязанской и Белгородской, ниже первой и выше последней. Кроме Нижнего Новгорода и Алатыря, к управлению Нижегородского митрополита отнесены города Курмыш и Ядрин с сопредельными селениями. В 1719 г. приписаны были к Нижегородской епархии города Балахна, Юрьевец Поволжский и Галич (впоследствии Костромской губернии), с их уездами, Ярополч с десятиною, Гороховец, Арзамас с их уездами и Вязниковская слобода. В 1764 г. Нижегородская епархия была причислена к 3-му классу.
    В 1799 г. был отчислен к Казанской епархии г. Алатырь, и Нижегородская епархия определена в следующих границах, не менявшихся до 1917 г.: на востоке граничила с епархиями Казанской и Симбирской, на Западе – с Владимирской, на севере – с Костромской и Вятской, на юге – Пензенской и Тамбовской епархиями.
    Архипастыри Нижегородские стали именоваться, начиная с Вениамина II (Краснопевкова), епископами Нижегородскими и Арзамасскими. Площадь епархии в 1917 г. была 143099 кв. верст.

Нижегородские архипастыри (1672–1917):

    До революции 1917 г. на Нижегородской кафедре сменилось 33 архиерея.

1. Митрополит Филарет, Нижегородский и Алатырский 1672 – 1686
2. Митрополит Павел I 1686 – 1696
3. Митрополит Трифилий (Инихов) 1697 – 1699
4. Митрополит Исайя 1699 – 1707
5. Митрополит Сильвестр (Волынский) 1708 – 1719
6. Архиепископ Питирим 1719 – 1738
7. Архиепископ Иоанн I (Дубинский) 1739 – 1742
8. Епископ Дмитрий (Сеченов) 1742 – 1748
9. Епископ Вениамин I (Пуцек-Григорович) 1748 – 1753
10. Епископ Феофан (Чарнуцкий) 1753 – 1773
11. Епископ Антоний (Зыбелин) 1773 – 1782
12. Епископ Иоасаф (Заболотский) 1782 – 1783
13. Епископ Дамаскин (Руднев) 1783 – 1794
14. Епископ Павел II (Понамарев) 1794 – 1798
15. Архиепископ Нижегородский и Арзамасский Вениамин II (Краснопевков) 1798 – 1811
16. Архиепископ Моисей (Близнецов-Платонов) 1811 – 1825
17. Епископ Мефодий (Орлов) 1826
18. Епископ Афанасий (Протопопов) 1827 – 1832
19. Епископ Амвросий (Морев) 1832 – 1835
20. Епископ Иоанн II (Доброзряков) 1835 – 1847
21. Архиепикоп Иаков (Вечерков) 1847 – 1850
22. Иеремия (Соловьев), быв. епископ Полтавский и Переяславский (на покое, 1884 г.) 1850 – 1857
23. Антоний (Павлинский), быв. епископ Архангельский и Холмогорский (потом – Волынский и Житомирский) 1857 – 1860
24. Нектарий (Надеждин), быв. епископ Выборгский, викарий Санкт-Петербургской епархии (потом – архиепископ Харьковский и Ахтынский) 1860
25. Филарет (Малышевский), быв. епископ Уфимский и Мензелинский 1869 – 1873
26. Иоанникий (Руднев), быв. епископ Саратовский и Царицинский (потом – архиепископ Карвельский и Кахетинский экзарх Грузии) 1873 – 1877
27. Хрисанф (Ретивцев), быв. епископ Астраханский и Енотаевский (на покое, 1883 г.) 1877 – 1879
28. Макарий (Миролюбов), быв. епископ Архангельский и Холмогорский (потом епископ Вятский и Слободский), ум. в Благовещенском монастыре г. Н. Новгорода 1879 – 1885
29. Модест (Стрельбицкий), быв. епископ Люблинский, викарий Холмской (Варшавской) епархии (потом – епископ Волынский и Житомирский) 1885 – 1889
30. Владимир (Петров), быв. епископ Ставропольский и Екатеринодарский (потом – архиепископ Казанский и Свяжский) 1889 – 1892
31. Владимир (Никольский), быв. епископ Пермский и Соликамский 1892 – 1900
32. Назарий (Кириллов), быв. епископ Олонецкий и Петрозаводский (потом – архиепископ Полтавский и Переяславский) 1901 – 1910
33. Иоаким (Левицкий), быв. епископ Оренбургский и Тургайский 1910 – 1918

Архиерейский дом

    Резиденцией епископов Нижегородских был Архиерейский дом. С 1672 г., с открытия Нижегородской епархии, он находился в Кремле и был деревянный. В начале XVIII в. дом был построен каменный, двухэтажный, в нем находилась Крестовая однопрестольная Казанская церковь. К нему принадлежали каменные здания Духовного Приказа, потом Духовной Консистории и Семинарии. При Архиерейском доме был сад, простиравшийся до Георгиевской и Духовской башен. В 1753 г. дом сгорел, но был снова отделан епископом Феофаном.
    С 1762 г. архиереи стали жить в доме по линиям улиц Жуковской и Малой Печерской. Кремлевский же дом отошел в Казенное ведомство, и церковь при нем была упразднена.
    В 1863 г., при епископе Нектарии, Архиерейский дом стал двухэтажный, с восточной стороны имел башню с куполом и шпицем, с западной – пятиярусную колокольню с главою и крестом, звоном и часами, с северной – главу с куполом и крестом над крестовой церковью, а с южной – три подъезда и три балкона с железными решетками и поддерживаемые колоннами. В верхнем этаже находились Крестовая церковь и покои архиерея, в нижнем – помещения для Канцелярии Преосвященного, братии Крестовой церкви, архиерейских певчих и прислуг.
    При доме были два сада и огород. Службы по Жуковской улице и весь погост занимал 4 десятины кв. саж. Погост был обнесен забором, а для въезда имелись каменные святые ворота, с главою, крестом и иконой нерукотворного образа Спасителя.
    Церковь Архиерейского дома закрыта в 1918 г. и Архиерейский дом изъят под квартиры.

Викарии Нижегородской Епархии.
Балахнинские епископы (1866–1918)

    С 1866 г. в Нижегородской Епархии учреждено викариатство. 25 мая 1866 г. Викарию Нижегородскому повелено именоваться епископом Балахнинским, и местом пребывания определен Печерский монастырь. До революции 1917 г. и в первый послереволюционный год в Нижегородской Епархии сменилось 15 викарных епископов.

Макарий (Миролюбов) 1866 – 1867 гг.
Поликарп (Гонорский) 1868 – 1886 гг.
Димитрий (Самбикин) 1887 г. (04.01. – 28.10)
Агафодор (Преображенский) 1888 – 1891 гг.
Иаков (Пятницкий) 1891 – 1892 гг.
Ювеналий (Половцев) 1892 – 1893 гг.
Алексий (Опоцкий) 1894 – 1896 гг.
Аркадий (Карпинский) 1896 – 1897 гг.
Анастасий (Опоцкий) 1898 – 1901 гг.
Нестор (Фомин) 1901 – 1903 гг.
Исидор (Колоколов) 1903 – 1906 гг.
Евфимий (Елиев) 1906 – 1909 гг.
Геннадий (Туборезов) 1909 – 1914 гг.
Макарий (Гнеушев) 1914 – 1917 гг.
Лаврентий (Князев) 1917 – 1918 гг.

Список кандидатов на Нижегородскую кафедру
с краткими биографическими сведениями

    А. Кандидаты, указанные Священным Синодом:
    1. Василий, бывший архиепископ Черниговский, в миру Богоявленский, 51 год.
    2. Серафим, бывший архиепископ Тверской, в миру Леонид Чичагов, 61 год.
    Б. Кандидаты епархии, одобренные Священным Синодом:
    3. Лаврентий, епископ Балахнинский, временного управляющий Нижегородской епархией, в миру Евгений Иванович Князев… 19 февраля 1917 г. в Нижегородском Кафедральном был хиротонисан Патриархом Тихоном, носившим тогда звание архиепископа Литовского, во епископа Балахнинского, Преосвященному Лаврентию, сейчас же после хиротонии, пришлось управлять Нижегородской епархией, как проповедник, учредитель Спасо-Преображенского братства и Христианского единения за Веру и Родину.
    4. Геннадий, епископ Нарвский, в миру Александр Туберозов. В 1909 г. иеромонах Геннадий назначен был сначала настоятелем Нижегородского Печерского монастыря, потом и епископом Балахнинским. В Н. Новгороде служил 5 лет.
    5. «Макарий, бывший епископ Балахнинский, в миру Михаил Васильевич Гнавушев. …В июне 1914 г. был назначен на кафедру епископа Балахнинского». В 1917 г. был перемещен в г. Орел.
    6. «Протопросвитер бывшего военного и морского духовенства – Георгий Иоаннович Шавельский, 46 лет».
    7. Афанасий, архиепископ Кишиневский, в мире Александр Грибановский, 44 лет… Состоят … членом Священного Синода; кафедры почти не имеет, т.к. Кишиневская губерния отходит в состав Румынии.
    8. Назарий, бывший епископ Нижегородский, потом Полтавский, и наконец, Херсонский, 67 лет. Пребывает на покое в Симоновом монастыре» в Москве.
    9. «Иоаким, бывший архиепископ Нижегородский, 65 лет. Пребывает на покое в Воскресенском монастыре».
    10. Сергий, митрополит Владимирский, уроженец г. Арзамаса.
    11. Михаил Рафаилович Кудрявцев, протоиерей Вознесенской, б. Н. Новгорода, церкви, 58 лет, вдовый…
    12. Евлогий, архиепископ Волынский (Георгиевский), 50 лет…
    13. Фаддей, епископ Владимира-Волынский, 45 лет… (Успенский).
    14. Варнава, бывший епископ Тобольский, 57 лет, пребывающий на покое в Высокогорском монастыре Нижегородской епархии». Арестован, отправлен в Москву.
    15. Иоанн (Доброславин), епископ Новгородсеверский, 46 лет, уроженец Нижегородской губернии.
    16. Арсений (Стадницкий), митрополит Новгородский, 58 лет.
    17. Кирилл (Смирнов), митрополит Тифлисский, 55 лет… Перемещение его на Нижегородскую кафедру невероятно».
    18. Иосиф (Петровых), епископ Угличский, 45 лет.
    19. «Владимирский Федор Иванович, протоиерей, известный пастырь и общественный деятель в г. Арзамасе, член 1-й Государственной Думы, 80-летний старец…»
    20. Андрей, епископ Уфимский, в миру князь Ухтомский, 45 лет.
    21. Вениамин, архимандрит, ректор Тверской духовной семинарии (Федченков) …
    22. Корнилий, епископ Рыбинский (Попов), 43 года.
    23. Тополев Петр Васильевич, 43 года, холост, преподаватель Нижегородского духовного училища…
    24. Евдоким, архиепископ Алеутский и Североамериканский (Мещерский) …
    25. Серафим, епископ Челябинский …» (Александров), 51 год.
    26. Нестор, епископ Камчатский, 33 года.
    27. Алексий, епископ Сарапульский.
    28. Цветаев, Николай Иванович, протоиерей, вдовый священник Рождественской, в г. Н. Новгороде, церкви, состоявший в настоящее время священником при русских войсках во Франции.
    29. Виссарион, архимандрит (Зорнин) … уроженец Нижегородской епархии».

Окружное управление Нижегородской епархии

    Обширная Нижегородская Епархия была разделена для удобства управления на округа и благочиния. Поначалу низшими органами Окружного управления в Нижегородской епархии, во время существования Духовного приказа, были «духовные управители» и «поповские старосты».
    С 1744 г., с учреждения Духовных Консисторий, открыты в уездных городах епархии Духовные правления, присутствие которых состояло из местного протоирея и священников. С 1750 г. появились «заказчики», они же и «благочинные», потом должности депутата, духовника и цензора.
    Духовным правлениям подведомственны были «благочиния». (В 1865 г. распоряжением святейшего Синода были закрыты последними в Нижегородской епархии Духовные правления в городах Семенове и Княгинине. Остались должности «благочинных»). В 1866 г., когда введено выборное начало в Нижегородской епархии, определились Епархиальный съезд, съезды окружные и в благочиниях – благочиннические собрания и советы (должность депутата заменена должностью судебного следователя епархий). С 1881 г. избрание на должность благочинного и судебного следователя по выборам отменено и предоставлено усмотрению епархиального начальства.
    С 1867 по 1917 г. округов в епархии было 4: Нижегородский, Арзамасский, Лысковский и Починковский. Благочиний за 1886–1916 гг. числилось 50, из них 3 монастырских, 1 по соборным церквям, 1 по единоверческим, 45 – по приходам (в Н. Новгороде было 3 благочиния).

Численность храмов

    До XVII в. сведений о количестве приходских храмов в Нижегородской епархии не сохранилось. Из сотных грамот XVII в., сохранившихся к XIX в. и описанных в краеведческой литературе (Макарий), известно, что впервой четверти XVII в. в г. Н. Новгороде было 30 храмов: «2 собора, 20 приходских церквей, 1 окружная, 2 на монастырских подворьях, 1 безприходная и 1, стоявшая в запустении. Кроме того, были 3 церкви за Окой – две в слободке Гривке и 1 на Молитовском погосте» (Адрес-календарь Нижегородской Епархии на 1988 г.).
    По указу Петра I, церкви подразделились на «настоящие» и «приписные». В 1722 г. Преосвященный Питирим, исполняя указ императора Петра I, затребовал от поповских старост сведения о приходских церквях. «Сказки», собраннее с церковнослужителей округов сообщают, что приходских церквей в Епархии к 1123 г. было 189: в Н. Новгороде – 12 храмов, Подгородный стан (от с. Кстово до с. Крутец) – 16 храмов, Лысковская пятина – 10 храмов, Нижегородский уезд – 17 храмов, Курмышский уезд – 24 храма, Работинская пятина – 62 храма, Терюшевская – 48 храмов.
    В 1730 г. во всей Епархии насчитывалось 952 церкви (492 – «Настоящих»).
    В 1888 г., к юбилею Крещения Руси, в 761 селении Епархии было 1067 городских и сельских церквей: 114 – городских и 953 – сельских. В Н. Новгороде была 51 церковь.
    В 1904 г. в Н. Новгороде было 30 церквей, 4 собора и 21 домовый храм – всего 65 храмов.
    В 1917 г. на содержание городского и сельского духовенства Епархии было ассигновано из казны 6098 руб. 08 коп.

Монастыри

    В 1723 г. в Нижегородской Епархии монастырей насчитывалось до 105. По указу Петра I, они разделились на «настоящие» (41 монастырь) и «приписанные» (38 монастырей). Из них 78 монастырей были мужские (20 «настоящих» и 32 «приписанных») и 27 женских (21 «настоящий»). В 1764 г. были упразднены бедные и малобратные монастыри. В одном Н. Новгороде было 10 монастырей и подворий: Благовещенский мужской, Воскресенский женский, Духов, Живоносновский, Зачатьевский, Ивановский, Происхожденский, Печерский Вознесенский, Семеновский, Сергиевский на Петушкове. Осталось к XVIII в. три – мужские Благовещенский и Вознесенский Печерский и женский Крестовоздвиженский – преемник Зачатьевского и Происхожденского. Об остальных напоминают названия приходских церквей, оставшихся на месте прежних монастырей до 20-х гг. ХХ в. – Духовская архиерейская, Живоносовская, Ивановская, Сергиевская. Еще 26 монастырей приходилось на земли, отчисленные к Костромской епархии: Юрьевскую (9 монастырей), Галическую (1 монастырь), и на землю, отошедшую к Казанской епархии – Алаторскую (10 монастырей).
    Монастыри, оставшиеся после реформ ХVIII в. и появившиеся позже:
    1. Древнейший монастырь на территории Нижегородской земли – Федоровский Городецкий. Считается, что великий князь Юрий Владимирович Долгорукий основал в 1152 году Городец и при нем монастырь, на месте еще более древней часовни со святой иконой Божией Матери Одигитрии. (В 1238 г. Батый сжег Городец и разорил обитель, икона чудесным образом явилась в г. Костроме в 1239 г., поставлена в Костромской Федоро-Стратилатовой церкви и стала именоваться Федоровской. Жители Городца списали с нее копию и поставили в Городецком монастыре). В Городецком монастыре скончался вел. кн. Александр Невский, приняв схиму с именем Алексия, в 1263 г.
    2. Благовещенский Нижегородский монастырь основан одновременно с основанием Н. Новгорода. Восстановил его, после разорения Пургасом в 1229 г., святитель Алексий, митрополит Московский, и вложил в него древнейшую св. икону Корсунской Божией Матери (993 г.).
    3. В княжение Суздальского князя Александра Васильевича, между 1328 и 1330 гг., был основан иеродьяконом Киево-Печерского монастыря, впоследствии архиепископом Суздальским, святым Дионисием, Печерский монастырь.
    4. Между 1355–1365 гг. основан великой княгиней Нижегородской Анастасией Ивановной, вдовой Андрея Константиновича, Зачатьевский женский монастырь. Находился около Живоносовской церкви, на склоне Кремлевского холма со стороны Зеленского съезда. В 1743 г. стал именоваться Георгиевским, а в 1764 г. причислен к Происхожденскому монастырю.
    5. Около 1434 г. основан Макарьевский Желтоводский мужской монастырь. Закрыт в 1868 г.
    6. В 30-е гг. XVI в. был основан при Иване Грозном Спасский Арзамасский монастырь для крещения мордвы-эрзя.
    7. В последние годы царствования Ивана Грозного был основан в Арзамасе Никольский женский монастырь.
    8. В половине XVI в. также был основан Островоезерский Троицкий монастырь при с. Ворсма. Основатели – князь Борис Камбулатович Черкасский, которому принадлежало с. Ворсма, и пустынник Макарий-веригоносец, которому князь разрешил основать обитель.
    9. В нач. 17-го века основан Происхожденский монастырь, по преданию – на месте, куда снесены были нижегородцами пожертвования на Ополчение, по призыву Кузьмы Минина. В XVII в. появился Спасо-Зеленогорский монастырь в Нижегородском уезде.
    10. В 1621 г. в Нижегородской сотной грамоте упоминается Воскресенский женский монастырь. Когда и кем основан – неизвестно. Находился в Кремле около Никольской башни. Упразднен в 1723 г. за малочисленностью инокинь.
    11. В 1634 г. в местности «Орано поле» дворянином Петром Алексеевичем Глатковым основан Оранский монастырь, прославленный чудотворной иконой.
    12. Тогда же основан Арзамасский Новодевичий Алексия Человека Божия монастырь.
    13. В 1716 г. основан Высокогорский Вознесенский монастырь (пустынь) около Арзамаса, на горе Высокой. Основан по обету арзамасцев, желавших ежегодно совершать сюда крестный ход из Арзамасского Воскресенского собора в день Вознесения Господня. В 1718 г. построена деревянная церковь в честь иконы Божией Матери Тихвинской и благоверных князей Петра и Февронии. По империи объявлен сбор средств на одноименный монастырь. В 1734 г. монастырь был заброшен из-за нападений разбойников и возобновлен в 1743 г. как Высокогорский Вознесенский.
    14. С 1716 г. Происхожденский монастырь именуется Крестовоздвиженским.
    15. В 1721–1725 гг. основан Ветлужский Троицкий Варнавин монастырь.
    16. Около 1780 г. основана Казанская община в селе Дивеево вдовой полковника Агафьей Семеновной Мельгуновой. В 1842 г. обитель под названием Серафимо-Дивеевской общины признана официально. В 1861 г. обитель обращена в монастырь.
    17. В 1812 г., 20 апреля, дано разрешение Св. Синода на перенос Крестовоздвиженского монастыря на новое место, рядом с Казанским кладбищем (тогда – за пределами города, сейчас – около площади Лядова). Монастырь отстроен в 1914–1923 гг. В 1815 г. появился Введенский Ягодинский монастырь при с. Ягодном Княгининского уезда.
    18. В 1818 г. около г. Ардатова на р. Лемети Вассой Дмитриевной Полюховой по благословению св. Серафима Саровского основано Ардатовское Покровское женское общежитие. В 1861 г. указом Св. Синода общежитие преобразовано в монастырь.
    19. В 1818 г. основана Абабковская Николаевско-Георгиевская богадельня, по благословению св. Серафима Саровского при Абабковской кладбищенской церкви. Основательницы – Лукия Евдокимовна Масленникова (монахиня Лампадия) и помещица Наталья Яковлевна Прокофьевна. В 1848 г. богадельня высочайше переименовала в общину и в 1859 г. – в монастырь.
    20. В 1831 г. основан Медведевский Покровский единоверческий женский монастырь при с. Медведеве Семеновского уезда.
    21. В 1845 г. основан Дальне-Давыдовский женский монастырь Горбатовского уезда.
    22. В 1848 г. основан Крестовоздвиженский единоверческий женский монастырь с. Осинки Семеновского р-на.
    23. В 1855 г. основан в г. Лукоянове Тихоновский женский монастырь.
    24. В 1861 г. основан Серафимо-Понетаевский женский монастырь.
    25. В 1864 г. основан Иверский Выксунский женский монастырь Ардатовского уезда, тогда же основан Кутузовский женский монастырь в 20 верстах от г. Ардатова.
    26. Возобновлен в 1889 г. Макарьевский Желтоводский монастырь в качестве женского. В 1870 г. основан Скорбященский Мало-Пицкий монастырь Нижегородского уезда.
    27. В 1889 г. основаны Лукояновский Тихоновский монастырь и Спасский женский монастырь в Лысковском уезде.
    28. В 1898 г. появилась Азрапинская женская община в Лукояновском уезде.
    29. В 1904 г. создана Керженская Единоверческая женская община, с 1915 г. – монастырь, бывший старообрядческий. (В 1850 г. обитатели старообрядческого скита приняли единоверие, и появился Керженский Благовещенский единоверческий мужской монастырь на р. Керженец в Семеновском уезде).
    Таким образом, в XVII в. монастырей было 8 (5 мужских и 3 женских), а в XVIII в. – 15 (9 мужских и 6 женских). К 1888 г. в Нижегородской епархии стало 25 монастырей (3 единоверческих) и 4 женские общины. Из них к 1904 г. было 8 мужских монастырей и 17 женских, а в 1915 г. – 7 мужских и 18 женских монастырей.

Учреждения Нижегородской епархии

    1) Нижегородская Духовная консистория.
    С учреждения Нижегородской епархии центральным епархиальным учреждением был Духовный Приказ. В 1784 г. вместо Духовного приказа учреждена Духовная Консистория.
    В ведении Консистории находилось:
         1) исполнение распоряжений начальства;
         2) делопроизводство по управлению епархией;
         3) судебное производство по духовным делам;
         4) учёт денег епархии.
    На содержание консистории в 1888 г. было ассигновано 11200 руб. из казны и из доходов епархиального свечного завода (с 1870 г.) по 517 руб. в год. В 1917 г. на содержание 33 человек служащих Консистории платили 820 руб.
    С начала учреждения Нижегородской епархии Духовный приказ и Духовная Консистория помещались при Архиерейском доме, при Кафедральном Спасо-Преображенском соборе, в здании у семинарских ворот (с 1806 г., по приказанию преосвященного Вениамина). В 1822 г. Преосвященный Моисей ходатайствовал о приобретении этого дома в собственность и его перестройке. Казенная палата отпустила в 1823 г. 10 тыс. руб. В 1872 – 73 гг. здание снова перестроено (при Преосвященном Иоанникии).
    В 1888 г. дом консистории – каменный двухэтажный, «на углу Проспекта и Жуковской улицы». (После революции 1917 г. принадлежавшие Нижегородской Консистории два каменных дома – на улице Жуковской, д. 10 и на Советской площади, д. 10а/8а – были изъяты и до 1927 г. занимались Военным ведомством и ГубОНО и использовались под квартиры).
    В 1917 г. членами консистории были протоиреи Д.И. Листов, П.В. Никольский, М.В. Добровольский, П.В. Веселовский, В.Г. Лебедев и секретари – секретарь Консистории В.Я. Шимкевич и секретарь Епархиального архиерея Н.Ф. Ключев, а также 7 столоначальников, 3 чиновника, 11 вольнонаемных служителей и 4 курьера.
    23 января 1918 г. Декретом СНК Нижегородская Духовная консистория была упразднена. Постановлением Всероссийского поместного собора в марте 1918 г. дела упраздненных консисторий переданы учреждаемым Епархиальным Советам.
    В июле – августе 1918 г. комиссар по церковному имуществу потребовал выселения Консистории из ее помещения. Члены консистории перешли в Серафимовский дом (приют), где заседанием Нижегородского Епархиального Совета от 11/24 сентября Духовная Консистория объявлена упраздненной.
    2) Нижегородское епархиальное попечительство.
    Цель – призрение бедного духовенства Нижегородской епархии. С 1823 г. отделено от Консистории как особое Епархиальное присутственное учреждение.
    Источники доходов:
    - отчисление из Комиссии духовных училищ,
    - кружечный сбор в церквах и пожертвования,
    - штрафные деньги с духовенства епархии,
    - сборы при чудотворных иконах епархии.
    3) Нижегородские Епархиальные ведомости.
    Редакция основана епископом Нектарием. Редактором был протоирей Иоанн Виноградов. (с 906 г. по 1918 г. – Церковно-Общественный вестник). До 1885 г. редакция помещалась в доме протоирея Виноградова с 1885 г. до 1917 г. – в семинарии.
    4) Епархиальный свечной завод.
    В 1867 г. основан при Епархиальном попечительстве свечной завод нижегородским Епископом Нектарем. Средства шли на содержание Епархиального женского училища и пособия учителям, служащим и бедным духовного звания. Помещался на Жуковской улице. Управлял заводом ревизионно-наблюдательный комитет при Попечительстве.
    5) Взаимно-вспомогательная касса.
    В 1879 г. при Епархиальном Попечительстве основана взаимно-вспомогательная Попечительская касса.
    6) Эмеритальная касса.
    В 1879 г. возникла при Епархиальном попечительстве Эмеритальная касса духовенства Нижегородской епархии. Инициаторы – Епископ Нектарий (в 1864 г. поднял вопрос) и епископ Иоанникий. Цель – изыскивать средства на пенсии и пособия, семьям нуждающегося духовенства. Помещалась касса в здании консистории.
    7) Церковное древлехранилище.
    В 1886 г. основано при семинарии Церковное древлехранилище.
8) Епархиальный Училищный Совет.
    Епархиальный Училищный Совет должен был быть утвержден согласовано Правил о церковно-приходских школах, утвержденных в 1884 г. Его функции выполнял Совет Братства во имя св. благ князя Георгия Всеволодовича, объединявшего духовенство всей Епархии и помещавшегося в Архиерейском доме.
9) Археологическая комиссия.
    В 1887 г. учреждена Епархиальная Археологическая комиссия Епископом Модестом с целью изучения древностей Нижегородской Епархии. Помещалось в Печерском монастыре в покоях викарного Епископа.

Епархиальные учебные заведения

    До революции 1917 г. из 1451 учебных заведений губернии 520 принадлежало епархии, т.е. более 1/3: Духовная семинария, духовные училища, Епархиальная церковно-учительская школа, Епархиальное женское училище, женские двухклассные приходские училища, приходские училища в городах и уездах, школы в приютах и богадельнях, школы при монастырях, церковно-приходские школы.
    1. Духовная семинария. Это преемница старейших учебных заведений в Нижегородском крае – Букварной, Славяно-Российской и Эллиногреческой школ, учрежденных в 1721 г. архиепископом Питиримом по указу Петра Великого от 15 января 1708 г. Из объединения их в 1737 г. при Архиерейском доме архиепископа Питирима и возникла Духовная Семинария Нижегородской епархии (третья после столичных семинарий Феодосия Яновского при Санкт-Петербургском Александро-Невском монастыре и Феофана Прокоповича).
    Число обучающихся колебалось от 200 до почти 600 чел. в иные годы (1720 г. – 200 чел., 1764 г. – 277 чел., в к. XVIII в. – 450 чел., в 1849 г. – 383 чел., в 1866 г. – 466 чел., в 1888 г. – 216 чел., 1900 г. – 393 чел., в 1916 г. – 588 чел.).
    Преподаватели: 3 – в 1721 г., 12 штатных в 1900 г. и 14 штатных и 5 по найму – в 1916 г. (среди них Варнава Беляев).
    Было 6 классов, причем к 1916 г. 1, 2, 3-й классы имели по две параллели. Программа была на университетском уровне с добавлением богословия, риторики, иконописи и знания с/х. Еще в 1785 г. студенты составили под руководством епископа Дамаскина «Словарь языков разных народов, в Нижегородской епархии обитающих».
    При семинарии размещались также: образцовая начальная школа на 42 ученика, больница, фундаментальная библиотека (из 7365 названий книг), ученическая библиотека (913 наименований книг), физический кабинет, нумизматический и минералогический, церковное древлехранилище, общежитие, редакция Нижегородских Епархиальных Ведомостей. Помещалась семинария в течение 20 лет при Архиерейском доме в Нижегородском Кремле. В 1744 г. Епископ Дмитрий (Сеченов) купил у вдовы Пушниковой дом на перекрестке Верхней набережной с Благовещенской площадью, фасадом к Кремлю (двухэтажный, каменный, с садом). В 1744 г. дом сгорел, возобновлен был и снова горел в 1918 и 1823 г. При Епископе Моисее, в 1825 г. построено каменное трехэтажное здание, стоящее до сих пор (на время строительства студенты – семинаристы размещались в Печерском монастыре).
    В марте 1916 г. все семинарские здания были взяты военным ведомством под помещение I-го подготовительного учебного батальона. Семинария была переведена в небольшое двухэтажное здание Серафимовского дома призрения и в деревянный флигель на Тихоновской улице. В 1918 г. здание семинарии занял штаб Красной Армии и реквизировал мебель семинарии. В декабре 1919 г. здание Епархиального общежития семинарии передано в распоряжение радиолаборатории. При семинарии была церковь во имя Преподобного Иоанна Дамаскина, построенная Преосвященным Дмитрием (Сеченовым).
    Семинарии прекратило свое существование в 1919 г. Последняя служба в семинарской церкви была проведена 3 декабря 1922 г., в канун для Преподобного Иоанна Дамаскина. На ней присутствовали епископ Васильсурский Варнава (Беляев), бывший преподаватель семинарии, и последний инспектор семинарии Михаил Саввич Пальмов. Поздравления присылал Сергий (Страгородский), архиепископ Владимирский, как бывший ученик семинарии. Так был отмечен 200-летний юбилей Нижегородской семинарии.
    2. Духовные училища учреждены Архиепископом Питиримом как приготовительные для учебы в школе, ставшей впоследствии семинарией. Было 13 подготовительных школ в пятинах Работкинской, Лысковской, Терюшевской, Павловской, Катунской, Алатырской, Порецкой и Курмышской, в городах Балахне, Юрьевце Поволжском, Арзамасе, Вязниковской слободе и в Галицком уезде. В посл. четв. XVII в из этих школ образовалось 5 духовных гимназий: в Лыскове, Арзамасе, Балахне, Юрьевце и Алатыре, с 250 учащимися. В 1799 г. гимназии соединены в одно Нижегородское духовное училище.
    В 1822 г. открыты Печерское в Печерском монастыре и Арзамасское училища, в 1839 г. – Арзамасское, и в 1849 г. – Лысковское. В 1867 г. Печерское училище было закрыто, и вместо него было открыто Починковское Нижегородское духовное училище. Находилось на углу Сергиевского переулка и Сергиевской улицы, напротив Сергиевской церкви, в каменном 3-х этажном доме. В 1855 г. училось 337 чел., учителей было 6 чел., в 1888 г. – 234 ученика, 10 штатных учителей и 5 частных, в 1900 г. – 207 учеников, 8 штатных учителей; в 1916 г. – 299 уч. (из них 208 чел. – из духовного сословия) и 11 штатных преподавателей, 2 вольнонаемных. Составлялись 4 класса штатных и приготовительный. Полагались по штату врач, духовник. Почетный попечитель – А.Я. Бочкарев. С 1867 г. существовала библиотека.
    Арзамасское духовное училище находилось в г. Арзамасе, в двухэтажном доме на углу Сальниковой и Алексеевской улиц. В 1888 г. – 167 учеников, 5 преподавателей, врач, в 1900 г. – 164 ученика, 6 учителей. Было занято Красной Армией в к. мая – нач. июня 1918 г.
    Лысковское духовное училище. Находилось в с. Лысково на Базарной площади, в одноэтажном каменном здании. В 1895 г. – 186 учеников, 7 учителей; в 1888 г. – 179 учеников, 7 учителей; в 1900 г. – 146 учеников, 7 учителей; в 1916 г. – 144 ученика, 7 учителей.
    Починковское духовное училище. Находилось в г. Починки на Базарной площади. В 1888 г. – 105 учеников, в 1900 г. – 104 ученика, 5 учителей, в 1916 г. – 182 ученика, 6 учителей.
    Училища были 4-х классные, имели почетных блюстителей.
    3. Епархиальное женское училище находилось в Н. Новгороде на углу ул. Б. Покровской и Холодного переулка. Открыто 22 октября 1866 г. Было 6 основных классов и 4 параллели. Первая начальница – Муза Петровна Менделеева. В 1888 г. – 344 ученицы, в 1900 г. – 378 воспитанниц, из них 306 – из духовного звания, в 1902 г. – 471 воспитанница.
    Предметов изучения было 14 (Закон Божий, русский, славянский, словесность и история русской литературы, география всеобщая и русская, арифметика, чистописание, геометрия, физика, дидактика, гражданская история, церковное пение, рукоделие, домашнее хозяйство) и необязательные – французский и немецкий языки и пение. В результате ученицы 5 и 6-х классов могли под руководством учителя дидактики преподавать в приюте при училище (в 1900 г. в приюте содержались 21 девочка и 9 мальчиков). При Епархиальном училище были библиотека, в которой было 689 наименований книг, и физический кабинет. В 1918 г. училище было закрыто, и тогда же на его базе была организована 10-я советская школа 1-й и 2-й ступеней.
    4. Церковно-учительская школа. Была учреждена в 1886 г. в г. Н. Новгороде Епископом Модестом по призыву Александра III к «образованию и воспитанию народа в духе христианской веры и церкви». Задача школы – подготовка выпускников духовных училищ или недоучившихся семинаристов к учительству. Утверждена Синодом в 1887 г., открыта в сентябре. Помещалась на Тихоновской улице. Принято было 38 человек.
    5. Женские двухклассные приходские училища. Основались в 1860-е годы по Уставу 1828 г. В 1902 г. было 4: в г. Н. Новгороде, Арзамасе и еще 2-х уездных городах. В 1912 г. – училищ стало 12, в 1916 г. – 13.
    6. Приходские училища. По указу 1936 г. священникам дано право обучать «как Закону Божию», так и тем предметам, что означено в их аттестатах» (при получении свидетельства от семинарского правления). В 1847 г. по Указу Синода были собраны сведения об училищах при церквах. С 1836 по 1847 гг. в Епархии появилось 52 училища при приходских церквах: для детей крестьян: 1) в казенных имениях – 19, 2) в помещичьих имениях – 24, 3) в военно-конном ведомстве – 9. (Это была инициатива сельских священников). Но до реформ 1860 гг. процесс приостановился. В 1886 г. основано при Семинарии образцовое церковно-приходское училище. В 1902 г. приходских училищ было 4 в Н. Новгороде и 10 – в уездных городах, 8 – в селах (6 мужских и 3 общих). В 1917 г. училищ стало: 19 в городах (14 мужских и 5 женских) и 9 в селах (4 мужских, 1 женская и 4 смешанных).
    7. Школы в приютах и богадельнях. В 1912 г. – 7 школ.
    8. Школы при монастырях. Первая появилась в 1847 г. при Крестовоздвиженском монастыре (на 12 девочек). В 1875 г. открыта епархиальная ремесленная школа при Оранском монастыре. В 1880-е гг. Выксунским Иверским монастырем школа на 60 чел. К 1915 г. при 25 монастырях было 16 школ – 4 мужских, 10 – для девочек и 2 смешанных. При школах были библиотеки.
    9. Церковно-приходские школы. Стали возникать после реформ 1860-х гг. В 1860 г. епархиальным начальством «подтверждено» и о «заведении училищ по всей Епархии». В 1861 г. было открыто 696 училищ, в 1863 г. – еще 77 школ, в 1864 г. – еще 13 школ.
    В 1866 г. число школ уменьшилось на 100 и сведения о школах не поступали до 1883 г. В 1883 г. оказалось 56 церковно-приходских школ с 1033 чел. обучающихся. На ЦПШ стали собирать деньги по церквам епархии, записывая пожертвования в особые книги. Горячее участие принял Епископ Макарий (Миролюбов). За состоянием ЦПШ следили блюстители и попечители, которых утверждал Епархиальный училищный совет.
    В 1884 г. прибавилось 43 школы, стало 2011 чел. обучающихся. В 1902 г. было 11 ЦПШ в городах и 431 школа в уездах. Обучалось 16587 чел. В 1912 г. – 479 школ в уездах.
    В 1917 г., после Февральской революции, Временное Правительство постановило 20 июня 1917 г. объединить учебные заведения разных ведомств в ведомство Министерства Народного Просвещения. Епархиальный Училищный Совет составлял акты передачи здания и имущества церковных школ Министерству Просвещение в лице земств в течение 1917 г., несмотря на возражения приходских советов и преподавателей. В 1918 г. учителя бывших церковно-приходских школ жаловались, что их зарплата не уравнена с зарплатами учителей земских школ, и они голодают.
    Кроме собственно церковных учебных заведений, духовенство епархии преподавало Закон Божий во всех учебных заведениях губернии. В 1916 г. это 1555 начальных училищ (в примерно 50 начальных училищах, за дальностью расстояния от приходской церкви, Закон Божий преподаватели учителя общеобразовательных школ).
    Священнослужители, преподававшие Закон Божий, получали жалованье 60 руб. в год за «комплект учащихся» (по Закону 1913 г.). В августе 1917 г. было отменено преподавание Закона Божия в школах. Это вызвало глубокое возмущение всей епархии, и простых прихожан, и руководства епархии. «Без преподавания Закона Божия школа существовать не может и не может называться народной» - постановило окружное собрание г. Н. Новгорода. «Совету рабочих и солдатских депутатов выражаем горячий протест… Русский народ все может простить, но не простит и даже не допустит посмеяния над тем святым для него чувством, которое …он хранит как драгоценность…», – писали в Епархиальный Совет прихожане Покровской церкви села Ново-Дмитриевки, рабочие Выксунских заводов, которые ранее радовались революции.


НИЖЕГОРОДСКАЯ ЕПАРХИЯ ПОСЛЕ 1917 ГОДА

Митрополит Евдоким. 1918–1922 гг.

    После ухода на покой архиепископа (Левицкого), в марте 1909 г. в Н. Новгороде были проведены по благословению Патриарха и Тихона, выборы епископа на Нижегородскую кафедру. На Епархиальном собрании по выборам епископа, проходившем 20–21 июня 1918 г., присутствовало более 300 членов епархиального собора и почетные гости: Сергий, митрополит Владимирский, Федор, епископ Волоколамский, Митрофан, епископ Муромский, викарий Владимирский, Симон, единоверческий епископ Охтенский, викарий Петроградской епархии, и Лаврентий, епископ Балахнинский. Выдвинуто более 29 претендентов. Жребий пал на митрополита Тифлисского Кирилла. Но тот даже не присутствовал при этом событии, и в течение всего 1918 г. не имел возможности добраться до Нижегородской епархии.
    Сергий, митрополит Владимирский, указал викарному епископу Балахнинскому Лаврентию, постановление от 11/24 апреля 1918 г., принять нового архиерея – Тверского архиепископа Серафима или бывшего архиепископа Черниговского Василия. Но в августе епископ Лаврентий был арестован и 6 ноября 1918 г. расстрелян.
    На Нижегородскую кафедру, как особо опасную, требовался особенный архиерей. В ноябре 1918 г. прибыл архиепископ Евдоким (Мещерский), бывший архиепископ Алеутский и Северо-Американский. Он был известен Советской власти как один из первых архиереев, призвавший «жертвовать церковное и личное имущество для спасения от голода» населения России. Сам себя он рекомендовал председателю Нижегородского райисполкома так: «Я сижу в стране, где церковь давно отделена от государства и потому мне ясно и понятно то, что непонятно в России многим, и что многих смущает и волнует». Он просил «указать, какие нарушения…законодательства замечены Вами со стороны подведомственных мне ныне духовных учреждениях и различных лиц», и «очень просил бы также… не принимать никаких решительных мер ни против наших учреждений, ни против отдельных лиц из духовенства, пока Вы не получите от меня… объяснения. В Америке мы привыкли не заниматься никакой политикой. Дело церкви – вера, а не политика: вера одно, а политик много».
    Такая позиция имела успех:
    1) В октябре 1918 г. было проведено совещание представительниц женских монастырей о переименовании монастырей в сельхозкоммуну, а в 1920 г. – советское хозяйство, т.к. «по разъяснению советской власти, члены коммуны не могут иметь доходы от церковных служб, икон и т.п. «под угрозой закрытия». К 1923 г. все монастыри числились сельхозартелями и советскими хозяйствами. Это личная инициатива Евдокима.
    2) В 1919 г. в 12 храмах Н. Новгорода проводились беседы на следующие темы:

  • Св. земля (в Печерском монастыре)
  • Русские современные монастыри (в Дивеевском подворье)
  • Бог в природе (в Крестовоздвиженском монастыре)
  • Бог в людях (в Трех-Святительском храме)
  • Церковь – оплот и утверждение истины (Тим. 3,15) (в Вознесенском храме)
  • Первохристианские мученики (в Похвалинском храме)
  • Великие отцы и учителя церкви (в Никольском храме)
  • Апологеты Церкви (в Покровском храме)
  • Вселенские соборы (в Троицком храме)
  • На заре Христианства (в Пицком подворье)
  • История Русской Церкви (во Владимирском Канавинском)
  • Объявление Евангелия от Иоанна (на Федоровском подворье).

    3) В 1921 г. Архиепископ Евдоким предпринял даже попытку возобновить созданные при Лаврентии пастырско-богословские курсы. Планировалось даже выступление А.Ф. Лосева, знаменитого философа. Не разрешил архиепископ Евдоким.
    4) При объездах епархии в 1918–1921 гг. и в отчетах благочинных отмечалось функционирование приходских советов, обществ и братств, несмотря на крайнее обнищание верующих. Единственной проблемой оставалось положение духовенства – крайняя нищета и бесправие.
    5) В 1919 г. было Епархиальное собрание в Нижнем, и оно единогласно постановило благодарить гражданскую власть «за ее участливое и отечески заботливое отношение к собравшимся, выразившееся в оказании помощи при проезде по железным дорогам, на почтовых трактах, в отводе отличного помещения для депутатов, в снабжении всех столом, и в предоставлении всем на собрании полной свободы слова…».
    30 декабря 1919 г. было разрешено провести съезд духовенства и мирян, а 30 апреля 1920 г. состоялось чрезвычайное собрание духовенства г. Н. Новгорода. Но в 1919 г. прекратилось печатание «Общественно-церковного вестника». (Докладная записка Варнавы, иеромонаха, секретаря архиепископа – архиепископу Евдокиму: «навел справки в Совете народного хозяйства о цене издания предполагаемого офиц. Церковного органа по Нижепархии… Ввиду крайнего бум. кризиса… издание специальной епархиальной газеты не может быть разрешено» 10/25 декабря 1919 г.).
    Из письма архиепископа профессору Дм. Вергуну в Ригу: «…церковная жизнь в Нижнем протекает относительно очень хорошо. В Епархии открыто при мне 6 викариатств. Храмы переполнены народом, духовенство содержится отлично, из 32 монастырей ни один не закрыт. Мне говорят, что церковная жизнь не стояла на такой высоте даже в прежнее царское время… Я лично ни в чем не нуждаюсь: меня всем засыпали верующие».

Монастыри. Борьба за выживание.

    В декабре 1917 г. – феврале 1918 г. монастыри подвергались погромам, имущество их расхищалось и реквизировалось. Угрожали набеги местных крестьян. В ночь на 18 октября 1917 г. крестьяне сел Корина, Вонячки, Ключица, Выселок совершили вооруженное нападение на хутор Серафимо-Понетаевского женского монастыря, Николаевский и Смоленский хутора и лесопильный завод. (Нижегородский губернский комиссар А. Сибиряков прислал охрану). Спасо-Зеленогорский монастырь угрожают закрыть, прислали 5 солдат. В 1918 году крестьяне с. Спасского Васильского уезда рубят лес при хуторе Свято-Троицкой женской общины. Власть охраняла монастырское имущество до создания губернского Земельного комиссариата, который в скором времени укажет крестьянам, как и когда приступить к владению землями и «инвентарем». В целях спасения монастырей архиепископ Евдоким придумал для них новое юридическое оформление. 17/23 октября в Нижегородском Серафимо-Дивеевском подворье состоялось совещание депутаток, присланных монастырями на Епархиальное собрание. Совещание проходило под председательством архиепископа Евдокима и рассматривало вопрос об организации в монастырях «рабочих артелей» и о подтверждении монашествующими своих монашеских клятв. Мало-Пицкий, Оранский, Дальнедавыдовский, Островоезерский монастыри стали «артелями». К 12 января 1919 г. Нижегородское губернское управление Советскими хозяйствами зарегистрировало 9 «бывших женских монастырей»: «Дивеево» (Дивеевский монастырь), «Культура» (Понетаевский монастырь), Выксунско-Иверский монастырь, Курихинский, Миляевская община, «Борьба» (Введенский скит), Покровский монастырь. В 1920 г. – Спасо-Зеленогорский, в 1922 г. – Оранское товарищество. Монахи продолжали жить при «совхозах». Опасность была в том, что наряду с «трудящимися монахинями» членами совхозов были и жители окрестных деревень. Для сохранения монастырской обособленности удобнее были «Трудовые артели» и «сельхозкоммуны», но «по разъяснению советской власти, члены коммуны не могут иметь доходы от церковных служб, икон и т.п., и, если подобные доходы будут, коммуна подлежала закрытию, а имущество ее – отобрано. Поэтому к 1923 г. совхозами стали бывшие «сельхозартели» Мало-Пицкого, Дальнедавыдовского, Георгиевского, Островоезерского и Оранского.
    Прихожане Лукояновского Тихоновского женского монастыря 1 ноября 1920 г. писали прошения в жилищный отдел о возвращении домов священников, диакона, настоятельницы и 25 сестер (дома священника и диакона были отданы под квартиры, кельи монахинь – под тифозный барак). Выселили и епископа (его дом собирались отдать под Дом ребенка, но не собрались).

Первые мученики

    В докладе Губернского отдела по отделению церкви от государства от 8 февраля 1919 года откровенно говорится: «…В то же время отдел бдительно присматривался к столпам Государственной церкви в их контрреволюционной работе. 18 июня с/г из Оранского монастыря был изъят архимандрит Августин… который ныне расстрелян Чрезвычайной комиссией. …В апреле месяце с/г, при производстве учета Крестовоздвиженского женского монастыря было встречено сопротивление со стороны противников Советской власти, окончившееся смертью одного и ранением 4-х человек».
    2 августа 1918 г. состоялось очередное Епархиальное собрание духовенства и мирян, под председательством епископа Лаврентия и протоиерея кафедрального собора Алексия Александровича Порфирьева.
    Собрание приняло воззвание к сельским приходам Нижегородской Епархии – «возвратить причтам отнятую у них землю и восстановить в полной мере все разрушенные в революционное время способы их материального обеспечения», т.к. духовенство лишено казенного жалованья, пенсий, иногда и платы за требы, и даже усадеб с домами. «Церковь взывает к вам о помощи: ей нужны школы для подготовки пастырей, дайте ей возможность широко развить благотворительность… …Все, все откликнитесь на зов Церкви. «Ночь убо прейде, а день приближися». Посему «облечемся во вся оружия Божия», чтобы смело, безбоязненно выйти на дело строительства Церкви Нижегородской». Это воззвание было опубликовано в № 13 за 1918 г. Нижегородского церковно-общественного вестника». Этот номер стал последним из печатных экземпляров той подшивки, что хранится в Нижегородском архиве.
    Потому, что «Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией при Нижегородском Совдепе» провела расследование по указанному воззванию и признала Князева Евгения Ивановича (епископа Лаврентия) виновным по политическим мотивам».
    3 сентября 1918 г. тюрьма Комиссии приняла «арестованного епископа Лаврентьева» (как написано в ордере). При аресте тов. Галанин обыскал не только Архиерейский дом в Печерском монастыре, где жил епископ, но и весь монастырь. Однако ни при обыске, ни при допросе ничего крамольного выявлено не было. И обвинение построили на словах «облечемся во вся оружия», опустив слово «Божие» и вырвав из контекста. «Следователь Губернской ЧК 5 ноября 1918 г. постановил дело представить на рассмотрение Президиума Нижегородской губернской ЧК для принятия …самого строгого наказания вплоть до расстрела». Дата расстрела в деле № 247 не указана, только на обложке красным карандашом написано: «расстрелян». Из воспоминаний очевидцев знаем, что мученическая кончина епископа Лаврентия последовала 24 октября / 6 ноября 1918 г. (Архиерейский дом в Печерском монастыре был опечатан, имущество Лаврентия конфисковано, и отдел по отделению Церкви от государства просил исполком дать указание, как поступить с вещами Преосвященного – конфисковать или выдать его матери Екатерине Васильевне Князевой).
    Вместе с епископом Лаврентием был расстрелян протоиерей Нижегородского кафедрального собора Алексей Александрович Порфирьев, арестованный 17 октября 1918 г. Всего в 1918 г. было арестовано: 21 священник, 1 диакон, 1 игуменья и 3 новомученика: епископ, протоиерей и мирянин Нейдгарт, предводитель дворянства.

Обновленческая смута

    С 8/19 мая по 25 июня 1922 г св. Патриарх Тихон находился в заключении в Донском монастыре, обвиненный в подстрекательстве к беспорядкам в церкви при изъятии церковных ценностей. Никем не уполномоченная группа петроградских священников: А. Введенский, А. Боярский, Е. Белков – уговорили Святейшего передать им Патриаршую канцелярию до прибытия в Москву митрополита Ярославского Агафангела (которого Патриарх назначил своим заместителем до Поместного Собора). Резолюцию Патриарха о передаче канцелярии церковные юристы объявили актом передачи им церковной власти и заявили об образовании Высшего Церковного Управления, заняв покои Патриарха в Троицком подворье 8/19 мая 1922 г. В мае 1922 г. обновленцы созвали учредительное собрание своих сторонников и провозгласили создание «Живой церкви».
    Для захвата церковного управления на местах Высшее Церковное Управление (ВЦУ) направило по епархиям 56 уполномоченных, вменив им в обязанность «изгнание монахов», т.е. архиереев из архиерейских домов» и захват православных храмов. В июле 1922 г. в печати появился т.н. «Меморандум трех». Уважаемые иерархи – митрополит Владимирский Сергий (Страгородский), архиепископы Нижегородский Евдоким (Мещерский) и Костромской Серафим (Мещеряков) – признали обновленческое В.Ц.У. единственной канонической церковной властью. 5 (18) июня 1922 г. с посланием «К архипастырям, пастырям и всем чадам Русской Православной церкви» обратился заместитель Патриарха митрополит Агафангел, в котором призвал епархиальных архиереев не подчиняться ВЦУ.
    Церковная жизнь, после устранения Патриарха от управления церковного и с введением ВЦУ, в Нижегородской Епархии пришла в разложение и была дезорганизована. Во-первых, распалось Епархиальное Управление. С введением ВЦУ института «уполномоченных», назначенный в Нижегородскую епархию священник А. Делекторский составил новое Епархиальное Управление (из протоиереев В. Лебедева, В. Цыганова, священников Иоанна Любимского и Иоанна Делекторского), но принять в свои руки этот орган не мог – нижегородцы считали, что новый состав членов Управления правомочен избрать только Епархиальный съезд. ВЦУ утвердило новый состав Управления, а митрополит Евдоким тотчас же возбудил ходатайство перед ВЦУ об оставлении членами Епархиального управления протоиереев П. Тополева и А. Черноуцана. Но ВЦУ его ходатайства не удовлетворяло. Тем не менее, новый состав Епархиального управления дел не принимал, а старый состав продолжал работать по просьбе отцов благочинных Н. Новгорода. Нижегородцы вновь ходатайствовали перед ВЦУ за старое Управление, и вновь не получили положительного ответа, из-за чего протоиерей Тополев вышел из Управления.
    Во-вторых, вражда и разделение прошли по приходам из-за поминовения или неповиновения за богослужением патриарха или ВЦУ. Обновленческие группировки сразу стали для народа символом раскола, ереси, искажения Православия, их устраняли от молитвенного общения. При этом митрополит Евдоким, верный своему «неполитичному» походу и заявленной поддержке ВЦУ, предал Патриарха еще раз и окончательно. 22 ноября 1922 г. было опубликовано распоряжение митрополита Евдокима о прекращении поминовения Св. Патриарха Тихона за богослужением «вследствие квалификации его, патриарха Тихона, как контрреволюционного деятеля». Нужно учесть, что главной целью Евдокима было всегда сохранение жизнеспособности Епархии, а не отстаивание принципов. Не было сомнений, что пребывание на стороне канонической церковной власти смертельно опасно. Однако – история рассудит…
    8 декабря 1923 г. «Зам. Нарком. Юстиции и Старший помощник Прокурора Республики» Крыленко и «член Коллегии НКЮ» Красиков разослали всем губернским и областным прокурорам и губернским судам циркуляр «О публичном чествовании лиц, осужденных или находящихся под судом за совершение тяжких государственных преступлений», где прямо говорилось, что упоминание имени св. Патриарха Тихона «в молитвах, проповедях и т.д., с присоединением к этому звания» является деянием уголовно наказуемым». Во всяком случае, «могут явиться основанием для постановки вопроса в исполкоме о возможности оставления в силе договора с группой верующих, взявших в пользование храм…». Согласно этому циркуляру высылался Александр Пурлевский, по ст. 73 УК на 2 г. ссылки.
    Однако рядовые верующие оказались тверже.
    26 октября/8 ноября 1922 г. состоялось собрание «инициативной группы духовенства г. Н. Новгорода» во главе с протоиереем П. Алмазовым и мирян, постановившее порвать всякое общение с Высшим Церковным Управлением и считать главою церкви Патриарха Тихона. 3/16 ноября, на собрании городского духовенства, в присутствии председателя Высшего Церковного Управления «митрополита» Антонина Грановского, члены вновь утвержденного Епархиального Управления – протоиерей Василий Лебедев и священники Иоанн Делекторский и Иоанн Любимский отказались от своих должностей. Иоанн Любимский даже заявил о своем выходе из «Живой Церкви». Остальные члены Епархиального Управления – протоиерей Виктор Цыганов, Петр Тополев и Александр Черноуцан ввиду выпадов против них некоторых членов «инициативной группы», тоже отказались от должностей на собрании благочинных г. Н. Новгорода 7/20 ноября 1922 г.
    Однако, принимая во внимание, что в 1922 г. на прежних собраниях духовенства было решено, что необходимо оставаться в Епархиальном Управлении тем, кто избран на Епархиальном съезде 1919 г. (т.к. в 1922 г. невозможно уже было добиться согласия властей даже на съезд городского духовенства для указания кандидатов в члены Епархиального управления, не говоря уже о Епархиальном съезде), и собрание благочинных г. Н. Новгорода, и приходские собрания церквей города и края просили прежних членов Епархиального Управления остаться на посту. Эти собрания проходили под председательством Преосвященного Филиппа, епископа Балахнинского, впоследствии назначенного св. Патриархом Тихоном представителем Патриарха в Нижегородской Епархии.
    В конце 1922 г. обновленцы образовали новое Высшее Церковное Управление, в котором епископ Антонин (Грановский) возглавлял группу «церковное возрождение», а Введенский и Боярский – Союз общин древне-апостольской Церкви (СОДАЦ). Членами ВЦУ стали и «беспартийные» архиепископы Нижегородский Евдоким и митрополит Владимирский Сергий. Но уступчивость обновленцам Евдокиму не помогла. ВЦУ направила его, «просвещенного и опытного Архиерея» в край, где его деятельность «в особенности необходима», – Одессу, куда Евдоким, видимо не хотел. Взамен Евдокима в конце декабря прибыл в Н. Новгород архиепископом Иоанн (Альбинский), член группировки Введенского - Древле-апостольской церкви. Евдоким же сохранял влияние и авторитет в Нижегородской Епархии. Ситуация отражена в «Обращении к пастырям, к миру и к верующим Нижегородской епархии», от имени Епархиального Управления и за подписями: Председателя Епархиального управления Архиепископа Иоанна, епископов Макария и Павла (видимо, единоверческого и Керженского викариев) и членов Управления протоиерея В. Лебедева и В. Цыганова. «Высшее Церковное Управление» указало митрополиту Евдокиму новое место служения: он перемещен на архиерейскую кафедру в г. Одессу. На Нижегородскую же кафедру назначен архиепископ Иоанн. В связи с этим начались и поддерживаются до настоящего времени волнения среди верующих … собираются подписи на ходатайствах об оставлении на кафедре митрополита Евдокима. Последний не отправляется к новому месту служения…». (О влиянии Евдокима говорит тот факт, что член организован на собрании 2 января 1923 г. духовенства и мирян Предсоборной комиссии, протоиерея в. Плисс, продолжал писать Евдокиму доклады о текущих событиях в Епархии и в апреле 1923 г.).
    Нижегородский Отдел Политического Управления дал разрешение Архиепископу Иоанну собрание духовенства г. Н. Новгорода с представителями от мирян (по одному от прихода) по вопросу об отказавшихся от должности члена Епархиального управления. 2 января 1923 г. собрание состоялось в храме Крестовоздвиженского женского монастыря, и единодушно постановило просить протоиреев В. Лебедева, В Цыганова, П. Тополева и А. Черноуцана остаться членами Епархиального Управления временно, до созыва Епархиального съезда, на что они согласились.
    Обращение же Архиепископа Иоанна к собранию о том, что он «Волею Божией и распоряжением В.Ц.У. назначен Архипастырем Нижегородской Епархии», приняли к сведению». По предложению представителей ВЦУ Делекторского и Архангельского обратиться к Нижегородской пастве «с указанием на ложность пути, на который встала т.н. «инициативная группа», собрание постановило «суждение по существу обращения передать в приходские советы». Таким образом, подчинить Нижегородскую епархию своей власти обновленцам не удалось.
    Как докладывал позже протоирей Владимир Плисс (член Предсоборной комиссии при Нижегородском Епархиальном управлении) Евдокиму, тогда уже митрополиту Одесскому и Херсонскому: «настоящий Нижегородский иерей (Архиепископ Иоанн) не пользуется никаким авторитетом – как представитель партии Древле-апостольской церкви и как не обнаруживший организаторской деятельности и мирян, происходивших под председательством его, прекращено поминовение имени его за богослужением почти во всех церквах».
    Не помогло обращение от 8 марта 1923 г. к «Приходским советам г. Н. Новгорода и губернии от Предсоборной комиссии при Нижегородском епархиальном управлении»: «...Высшее Церковное Управление Российской церкви признано единственною канонически законною верховной властью авторитетными представителями иерархии Российской церкви... Явите же по отношению к В.Ц.У. каноническое подчинение окажите ему доверие и содействие в созыве Всероссийского Поместного Собора. Нет канонических оснований и к отделению от епархиального архиерея Нижегородской епархии Архиепископа Иоанна...
    ...Итак, в интересах св. церкви и в заботах о спасении душ, призываем всех пастырей и чад Нижегородской церкви поставить себя в каноническое подчинение В.Ц.У. и Архипастырю Нижегородской церкви Архиепископу Иоанну...». Председатель предвыборной комиссии при Ниж. епарх. Управлении Архиепископ Иоанн, члены: Протоиреи В. Лебедев, В. Плисс, В. Цыганов, В. Комарский, И. Делекторский, Н. Македонский, А. Никольский, А. Виноградов».
    Архиепископ Иоанн пробовал, видимо, запугать «инициативную группу» тихоновцев. 10 января 1923 г. он обратился к протоирею П. Алмазову с вопросами, не создает ли тот автокефальную организацию и не видит ли, что «тихоновщина» – это контрреволюция. На что получил бескомпромиссный ответ: «...В Н. Новгороде в настоящее время никакой автокефальной организации не существует. Существует лишь группа православных верующих, ищущих независимости от В.Ц.У. как органа, канонически неправомерного, и «Живой Церкви», как организации с уклоном в сторону от Православия», а «...обвинение в т.н. «тихоновщине» и вообще контрреволюционном пути нашей работы опровергается заявлением, поданным за подписью членов инициативной группы в Нижегородский отдел ГПУ, 14 ноября 1922 г. Ни я, ни прочие члены нашего объединения не чувствуем себя виноватыми перед судом Кафолической церкви...».
    Наконец, 25 июня 1923 г. Патриарх Тихон освобожден. И, как докладывал церковный совет Нижегородской Вознесенской церкви епископу Балахнинскому Филиппу, управляющему Нижегородской епархией, 24 июля/6 августа 1923 г. – «именем патриарха Тихона уже объединились почти все приходские общины, что выражается в поминовении его за богослужением». Патриарх Тихон назначил епископа Филиппа своим представителем в Нижегородской епархии, и власть обновленцев была свергнута. В 1929 г. оставалось 2 обновленческие церкви в городе: Спасская на Кремлевском съезде и Сергиевская.
    Впоследствии в списке обновленческих епископов Нижегородского края за 1931 г., секретно препровожденном Нижкрайисполкомом в ОГПУ, и в списке участников Вятского епархиального съезда 26-28 мая 1931 г., упоминается делегат из Н. Новгорода, митрополит Нижегородского края Иоанн Миртов. 16 июля 1931 г. в Нижкрайисполком поступает жалоба от «Митрополитанского церковного управления Нижегородского края»: «...на каком основании молитвенные здания религиозного культа облагаются налогом на нужды жилищного строительства? ...новый налог до крайности может обострить материальное положение обновленческих общин... которые... являются наиболее сознательными в политическом отношении и непричастными к контрреволюционным выступлениям других церковных группировок...». Жалоба эта подписана «Председателем М.Ц.У.» митрополитом Иоанном и секретарем Василием Адаменко. (Известно, что этот выдающийся полемист и горячий миссионер был одним из честнейших людей в обновленчестве. В 1931 г. он был арестован первый раз, и, по отбытии лагерей, вернувшись в г. Н. Новгород, воссоединился с Патриаршей церковью. Второй раз он был арестован в 1935 г. по делу епископа Евгения (Зернова), уже как православный иерей и был сослан в Карагандинский лагерь, где 20 ноября 1937 г. приговорен к расстрелу).
    Жалоба Иоанна Миртова была оправдана: число обновленческих общин стремительно сокращалось уже по всему Нижегородскому краю и соседним территориям. В 1935 г. на 111 служителей культа было всего 105 обществ верующих и групп. В 1935 г. было закрыто 18 церквей молитвенных зданий обновленцев. В пользовании оставалось 101 здание.
    Наконец, в 1935 г., 3 сентября, указом «Первоиерарха Православных церквей в СССР митрополита Виталия» (т.е. лжемитрополита Тульского Виталия Введенского, епископа старого поставления, но председательствующего в обновленческом Синоде, преемника на этом посту Евдокима и Вениамина (Муратовского), Горьковская «митрополия» закрывалась и присоединялась к Кировской обновленческой «митрополии». Иоанн Миртов становился «митрополитом Кировским». (Помещалось обновленческое «митрополитанское церковное управление Нижегородского края» в г. Н. Новгороде, на Ивановском съезде, 8, в часовне Спасителя, д. 2.).
     (Что касается Евдокима, то он остался верен себе. После лжесобора 2 мая 1923 г. в Москве, на котором обновленцы заочно судили Патриарха Тихона, Патриарх, выйдя из-под ареста, 15 июля дезавуировал все действия обновленческого ВЦУ. Авторы «Меморандума трех» в «суде» над патриархом не участвовали и приговора не подписывали. Сергий (Старгородский) в 1923 г. и Серафим (Мещеряков) в 1924 г. принесли покаяния перед Патриархом и народом. Евдоким же упорствовал, и 2 (15) апреля 1924 г. был патриархом запрещен в священнослужении. Однако в августе 1924 г. он возглавил обновленческий Синод, образованный вместо упраздненного ВЦУ, и предлагал Патриарху провести общий Собор из «тихоновцев» и обновленцев. Православный Синод при Патриархе закрытым голосованием этот проект отверг. Так Евдоким и умер в разделении с церковью.

Нижегородский Епархиальный Совет

    Всероссийский Поместный Собор в пленарном заседании в марте 1918 г. принял постановление об упразднении духовных консисторий и передаче их дел вновь учрежденным Епархиальным Советам – «постоянным, непрерывно действующим административно-исполнительным учреждениям, состоящим из выборных членов, при содействии которых епархиальным архиереем производится управление епархией».
    Нижегородский Епархиальный Совет был избран епархиальным собранием духовенства и мирян губернии 26 июня 1918 г. В состав Совета вошли: протоиереи А. Порфирьев, В. Политковский и В. Лебедев – от духовенства, и Т. Великанов и А. Черноуцан – от мирян. 20 августа/2 сентября 1918 г. состоялось утверждение членов Нижегородского Епархиального Совета Высшим Церковным Управлением. Первое заседание Совета состоялось 11/24 сентября 1918 г. в здании Серафимовского приюта, в зале присутствия бывшей Духовной Консистории. (Присутствовали и члены Консистории: протоиереи Д. Листов, П. Альбицкий, В. Веселовский и священник Алфеев). Духовная Консистория объявлена упраздненной, финансов Консистории оставалось всего 280 р., т. о. Совету пришлось работать безвозмездно и без канцелярии.
    Через 3 недели произошли изменения в составе совета: протоиерей А.А. Порфирьев убит, П.Т. Политковский не может выехать из села по причине отсутствия средств, Г.П. Великанов не явился. Таким образом, до февраля 1919 г. Совет состоял из протоиерея В.Г. Лебедева, А.М. Черноуцана и членов бывшей Духовной Консистории: бывшего Секретаря Консистории В. Шимкевича, бывшего Казначея Консистории П.М. Сперанского, столоначальника диакона Аргентова и писца диакона Белова.
    В ноябре 1919 г. на Нижегородскую кафедру прибыл архиепископ Евдоким. А.М. Черноуцан и В.Г. Лебедев просили об освобождении их от должности, но их прошение архиереем не было принято. В феврале 1919 г. приглашен в Совет священник Е.Ф. Стрельский, и с 3/16 июля утвержден указом ВЦУ в должности члена Совета. Работа Нижегородского Епархиального Совета при Архиепископе Евдокиме «была направлена к согласованию правил церковных и требования церковной власти с декретами Совнаркома, касающихся церкви и религиозных общин».
    В 1920 г. в «Нижегородской Коммуне» заявлялось о прекращении деятельности всех Епархиальных советов как «незаконных», но, как докладывал председатель Нижегородского Епархиального Совета, протоиерей В. Лебедев, архипескопу Евдокиму, «заведующий отделом юстиции Н.Н. Орловский... заявил, что к Нижегородскому Епархиальному совету это не относится, ...что у местной власти нет поводов к закрытию нижегородского Епархиального Совета... ...а в виду сего Епархиальный Совет 7/20 сентября свою деятельность возобновил». (Архиепископ Евдоким взамен Епархиального Совета предполагал организовать то же самое при Архиепископе, куда приглашал членов Епархиального Совета – В.В. Цыганова, священника Стрельскова Е.Ф., А.М. Черноуцана и П.В. Топорова). В 1921 г. Епархиальный Совет переименован в епархиальное управление. В 1922 г. обновленческая смута расстроила Епархиальное Управление, оно расформировалось и восстановилось в 1923 г., при восстановлении Патриаршего управления.
    В 1933 г. Горьковский Епархиальный Совет – вспомогательный орган по управлению Епархией – состоял из:

  • председателя – Митрополита Сергия (Старогородского) (с ним переписывались, т.к. с 1926 г. он жил в Москве);
  • заместителя председателя – Епископа Богородского Александра (Похвалинского);
  • членов – протоиреев Казанской церкви Крестовоздвиженской общины г. Горького Николая Петровича

Македонского и Александра Ивановича Касаткина, протоирея Петропавловской церкви Петра Васильевича Тополева и протоирея Сергиевской церкви Николая Ивановича Лаврова.
    В 1934 г. был арестован Касаткин А.И. и приговорен к 3 годам ссылки в Северный край. В 1941 г. он был бухгалтером аптеки в г. Дзержинске, снова был арестован и приговорен к 5 годам ИТЛ. В 1935 г. арестован был Македонский Н.П. и сослан В Красноярский край. В 1937 г. были арестованы и расстреляны Лавров Н.И. и Тополев П.В.
    Последнее упоминание об Епархиальном Совете относится к 1936 г., когда канцелярия митрополита Феофана (Тулякова) вынуждена была закрыть Совет (21 февраля 1936 г.).

Братства и союзы после революции

    В целях защиты церкви и веры, нижегородцы стали создавать союзы, братства и общества на основе дореволюционных, расширяя их функции.

  • 8 января 1918 г. по благословению епископа Лаврентия, был основан союз на базе Нижегородского Спасо-Преображенского Братства «Христианское единение за Веру и Родину» для «поддержки христианского сознания в верующем обществе и народе», воспитания юношества и участия во всех выборах, «где бы такие выборы ни назначались».
  • «Нижегородский союз губернских приходских общин». Основан 5 (18) февраля 1918 г. представителями православных приходов, на общем собрании в зале Георгиевского дома, под руководством Преосвященного Лаврентия – для охраны церковной собственности. (Существующим при храмах попечительствам было предложено «переделаться» в Советы).
  • «Св. Николаевское общество защитников веры Христовой, церкви Православия и Святых храмов Божиих». Открыто 18 февраля 1918 г. в Крестовой церкви епархиального дома. Основатель – священник-миссионер Н.М. Покровский. Общество образовалось после захвата Александро-Невской Лавры в Петрограде. Епископ Лаврентия благословил так: создать общество по изучению святого писания, певческого искусства, по продаже и распространению духовных книг.
  • «Союз защиты Православия и правового положения духовенства Нижегородской епархии». Устав утвержден 25 (12) марта 1918 г. духовенством 1-го благочинного округа Нижегородского уезда (Религиозно-профессиональная организация).
  • Нижегородский губернский союз диаконов и псаломщиков.
  • Продолжали существовать «Общества хоругвеносцев» в г. Н. Новгороде и Павлове. Устраивали крестные ходы по городу и навстречу Оранской иконе, по крайней мере, до 1922 г.
  • Братство Св. Креста приняло в 1921 г. новый устав – «обслуживание всех чисто религиозных нужд и потребностей православных верующих епархии. Предлагаю объединить все епархиальные учреждения и союзы под своей крышей – в 19 отделах: издательском, законоучительском, паломническом, археологическом, приходском, миссионерском, археологическом, певческом, библиотечном, благотворительном, книжно-иконном, кооперативном, культурно-просветительском, школьном, а также включить Союз Христианской Молодежи, сестрическое братство, общество хоругвеносцев и похоронную кассу».
        Таким образом, Братство выступало как запасной вариант Епархиального Совета, который находился под угрозой уничтожения. В его состав входили: архиепископ Евдоким, епископ Варнава, член Епархиального Управления В. Плисс. Союз Христианской молодежи возглавляла студентка университета Е.Н. Рожина.

    Епархия в первой половине 1930-х гг.

        Правящие архиереи
    В 1924 г, 18 мая митрополитом нижегородским стал Сергий (Страгородский), с 14 декабря 1925 г. также ставший заместителем Местоблюстителя Патриарха. В 1925-1926 гг. митрополит Сергий жил в г. Н. Новгороде в Крестовоздвиженском монастыре, и ему было запрещено выезжать из города. А епархией до этого времени управлял, по-видимому, кто-то из викарных епископов.
        По документам ЦАНО выявлен управляющий епархией в 1930-1933 гг. епископ Богородский Александр (Похвалинский): 11 февраля 1930 г. Епархиальный Совет предписал духовенству на молитвенных возглашениях вслед за митрополитом Сергием поминать «Преосвященного Александра, управляющего Горьковской епархией». Он же управлял и Нижегородским округом.
        10 апреля 1934 г. Постановлением св. Синода епископ Волоколамский Иоанн (Широков) назначен епископом Балахнинским, «управляющим Горьковской епархией и исполняющим обязанности областного Архиерея Горьковского края, в отсутствие из епархии митрополита Горьковского Сергия». Иоанн (Широков Андрей Алексеевич), 1893 г. р., сидел в Соловецком концлагере в 1923-1926 гг., с 1929 г. по 1931 г. был епископом Марийском; с 1931 г. по 1934 г. – Волоколамским.
        3 мая 1934 г. Митрополитом Горьковским назначен Евгений (Зернов). Митрополит Евгений (Зернов Евгений Алексеевич), 1887 г.р., сын диакона, уроженец г. Москвы, окончил Духовную Академию, был судим в 1924 г. и отбыл 3 года лагерей (на Соловках и в Зырянском крае) по декабрь 1930 г. Был Митрополитом Горьковским с 3 мая 1934 г. по 3 мая 1935 г. Митрополит Евгений призывал духовенство к активным проповедям и сам часто произносил проповеди в церквах г. Горького, ездил в Городецкий, Борский, Арзамасский, Кстовский районы, где тоже читал проповеди. Митрополит Евгений стремился привлечь к церкви молодежь. 1 мая 1935 г., на Пасху, в Крестовоздвиженской церкви г. Н. Новгорода была торжественная литургия. Она затянулась до 12 часов, и поток 2 тысяч православных, шедших с праздничного богослужения, «отвлек граждан от участия в Первомайской демонстрации». 3 мая 1935 г. Митрополит Евгений был арестован. 5 и 23 мая были арестованы сослужавшие с ним на Пасху священники: Македонский Николай Петрович (священник Казанской церкви) и Новосельский Петр Иванович (протоиерей Крестовоздвиженской церкви), а затем Адаменко Василий Иванович (только что из лагеря), Добротворский Петр Константинович и Лебедев Александр Васильевич (священник церкви Печерской слободы). Они были обвинены в контрреволюционной работе «против проведения партией и правительством культурно-просветительных мероприятий и внедрении в сознание верующих ненависти к советской школе», и «эта к.-р. группа, возглавляемая Митрополитом Зерновым, по сговору между собой, избрала один из основных методов к.-р. работы – произношение проповедей контрреволюционного характера и отвлечение внимания трудящихся от участия в революционных праздниках... умышленно в эти дни службу в церкви начинали и кончали позднее». На основании такого обвинительного заключения члены «группы» во главе с Митрополитом Евгением 4 ноября 1935 г. были приговорены к 3-м годам исправтрудлагерей и этапом отправлены в Караганду (Добротворский П.К. – в Алма-Ату, Македонский Н.П. – в Красноярск). Там, в местах заключения, Постановлением Тройки по Карагандинской области, от 20 сентября 1937 г., Зернов Евгений Алексеевич был расстрелян. (20 октября в Новосибирской области был расстрелян Лебедев А.В. 20 ноября в Карагандинском лагере были расстреляны Адаменко В.И. и 10 сентября – расстрелян Новосельский П.И.).
        Аресты верующих.
        Всего в 1930-1935 гг. было арестовано 364 священника и 36 диаконов, 2 игуменьи и 225 монахинь и 23 монаха, и 114 мирян. Так, в 1931 г. была «раскрыта контрреволюционная церковно-монархическая организация Истинно-Православная Церковь», объединявшая 95 человек (из них 8 священников и 40 монашествующих, в основном монахинь) во главе с бывшим офицеров, монахом Георгием (Башмаковым Георгием Александровичем). «Организация» имела свою типографию в лесах Арзамасского района и распространяла листовки в защиту Церкви, имела нелегальный монастырь в глухом лесу Вознесенского района, «в бывших бандитских землянках». Член «Организации» Чубинский пытался создать «Христомол» – Союз Христианской молодежи (в 1928-1931 гг.).
        В 1932 г. были арестованы клирошане церкви с. Бортсуман – за молебны на могиле св. Алексея Бортсуманского.
         Закрытие церквей.
        К 1931 г. православных в селах епархии (их называли «тихоновцами») было 121 группа и 1031 общество верующих. (Обновленцев было 108 обществ, старообрядцев – 46 групп, 89 обществ). «Молитвенных помещений», т.е. церквей и часовен, было к 1931 г. 1095 зданий, и служителей культа – 1440 чел. В городах к 1931 г. было 2 группы и 57 обществ православных, имевших 62 здания и 129 служителей культа. В результате целенаправленной политики властей за год число «групп» верующих, священнослужителей и зданий сократилось: церквей стало 1069 зданий в селах и 60 в городах, священников стало – 1348 и 128 в городах. В 1944 г. были закрыты еще 66 церквей и 4 часовни. В г. Н. Новгороде оставалось 10 православных и 1 единоверческая церковь (Свято-Духовская).
        Территория Епархии.
        Епископ Горьковского края руководил территорией Горьковского края, а также частью Вятской епархии. Для удобства управления Епархия разделялась на область управления митрополита (в 1933 г. это 16 районов) и 6 викариатств: Богородское, Арзамасское, Ветлужское, Муромское, Марийское, Сергачское.

    1. Богородское викариатство: районы Богородский, Дзержинский, Балахнинский. Епископ – Александр Похвалинский.
    2. Арзамасское: районы Арзамаский, Глуховский, Вадский, Шатковский, Бутурлинский, Лукояновский, Первомайский, Починковский и Б. Болдинский. Епископ – Серапион Шевалевский.
    3. Сергачское: районы Сергачский, Пильненский, Теплостанский, Курмышский и Гагинский. Епископ – Павел Чистяков.
    4. Муромское: районы Муромский, Ардатовский, Выксунский, Кулебакский, Вознесенский, Ляховский, Фоминский и Вачский.
      Епископ – Николай Муравьев.
    5. Ветлужское: районы Ветлужский, Уренский, Шахунский, Шарьинский, Пыщугский, Мантуровский, Кологривский, Шабалинский и Черновский. Епископ – Неофит Коробов.
    6. Марийское: Звениговский, Козьмодемьянский, Йошкар-Ольский, Мари-Турский, Моркинский, Ново-Торьянский, Оршалинский, Сорнурский и Юринский. Епископ – Авраам Чурилин.

    Уничтожение Епархии при митрополите Феофане

        В 1935 г Митрополитом Горьковским стал Феофан (Туляков Василий Степанович, 1864 г.р., из дворян. В 1889 г. окончил духовную академию. В 1923 г. был осужден за контрреволюционную деятельность). К этому времени в 54 районах Горьковского края оставалась 1121 церковь на 1230 «обществ верующих» и 104 «группы верующих» православных «Тихоновского» направления. Закрыто за 1935 г. было 57 «зданий культа» и 3 «молитвенных помещения». Служителей культа было к 1935 г. 1272 человека.
        В епархию входили также 21 единоверческая община, под управлением епископа Керженского Вассиана (Веретенникова). 21 февраля 1936 г. закрылся Горьковский Епархиальный Совет, и канцелярия митрополита уведомила благочинных епархии, что митрополит Феофан переехал в г. Семенов.
        В 1937 г. Сталин подписал решение политбюро «Об антисоветских элементах». В оперативном приказе и наркома внутренних дел Н. Ежова «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов» в число последних были включены «в прошлом репрессированные церковники и сектанты», которые «продолжают вести активную антисоветскую подрывную работу». Были спущены плановые цифры. На Горьковскую область были пущены цифры 1000 чел. по 1 категории, т.е. подлежащие расстрелу, и 3500 чел. по 2 категории, т.е. подлежащие заключению от 8 до 10 лет.
        Митрополит Феофан был арестован 25 июля 1937 г. Он обвинялся как участник организации Московского антисоветского церковного центра, которым будто бы руководил митрополит Московский Сергий (Страгородский), заместитель Местоблюстителя патриарха, и создан якобы этот центр был в 1934 г. после роспуска Синода. Входили в церковный центр митрополиты Московский, Ленинградский Алексий (Симанский), «украинский» Константин, Северо-Кавказский архиепископ Мефодий, Ивановский митрополит Павел, Новгородский архиепископ Венедикт и митрополит Горьковский Феофан Туляков. Таким образом, велась широкомасштабная компания по обезглавливанию церкви. В рамках этой компании выявлялась и «шпионская» церковная организация в Горьковской епархии. Митрополит Феофан якобы, собирал шпионские сведения и передавал их митрополиту Сергию, а тот – Петру Крутицкому, который передавал их за границу для Кирилла Романова. Из следственных дел УКГБ по Горьковской области за 1930-е гг., хранящиеся в Центральном архиве Нижегородской области видно, что «Горьковская контрреволюционная группа включила фактически все священство и церковный актив епархии.
        В г. Горьком «раскрыли» 3 центра подпольной террористической повстанческой организации, подчинявшихся митрополиту Феофану:
         – группа во главе с настоятелем Петропавловской церкви Тополевым Петром Васильевичем – свыше 50 человек, «террористические ячейки под видом тайных монастырей» создавал иеромонах Феофан (Бычков Федор Данилович), священник с Поповки Чернухинского района;
         – «филиалы» организации под руководством благочинного г. Горького Лаврова Николая Ивановича – на Автозаводе, во главе с Виноградовым, и в Кагановичском районе во главе с Лебедевым. «Всего более 25 человек».
        В районах области вскрыли еще 10 «центров подполья», созданных «по директивам Митрополита».
         – В Арзамасском районе – во главе с Черноуцаном Александром Дмитриевичем, благочинным г. Арзамаса;
         – В Балахнинском районе – во главе с Никольским Василием Николаевичем;
         – В Борском районе – во главе с Белугиным Валерием Максимовичем. (В составе этой «организации» обнаружили «боевую группу для террористических актов против сельских коммунистов и колхозников-активистов»);
         – В Гагинском – во главе со священником села Субботино Ромашевым;
         – В Залесском и Ковернинском районах – во главе с благочинным Денисовым;
         – В Курмышском районе – во главе с дьяконом Шамаевым Алексеем Алексеевичем;
         – В Лукояновском районе – под руководством благочинного Фоминского Алексея Никаноровича;
         – В Лысковском районе – 2 «боевые террористические группы», организованные благочинным Никольским Валентином Ивановичем и священниками Хитровским Дмитрием Васильевичем и Крыловым Леонидом Яковлевичем для «разрушения колхозов и диверсионных актов на промышленных предприятиях» «свыше 70-ти человек»;
         – В Перевозском районе – во главе с братом Митрополита Московского Сергия (Страгородского), Страгородским Александром Александровичем;
         – В Семеновском районе – во главе с Меньшиковым Александром Петровичем.
        4 октября 1937 г. митрополит Феофан был расстрелян.
        Уничтожение священства
        В 1935-37 гг. были арестованы 815 священников, 85 диаконов, 44 монаха, 147 монахинь, 1 игумен, 8 благочинных, 3 епископа, 1 митрополит и 235 мирян. Всего из 2612 церковнослужителей и 2760 мирян всех конфессий, арестованных в Горьковской области за веру, православные составили соответственно: 1325 священников, 159 диаконов, 46 монахов и 340 монахинь. Из них в 1996 г. подготовлены сведения по канонизации 4-х человек: Лаврентия (Князева), Алексея Порфирьева, Евгения (Зернова) и Феофана (Тулякова).
        Накануне Великой Отечественной войны Горьковская епархия была на грани уничтожения, если судить по данным ЦАНО. По закону 1929 г. священники и члены их семей считались «нетрудовым элементом» и облагались индивидуальным налогом как кулаки. С них требовали зерно и мясо, несмотря на то, что реально священник кормился тем, что ему подадут прихожане. Если же священник пытался заработать каким-либо ремеслом или службой в учреждениях, то, согласно Инструкции по культам от 1931 г., он лишался права служить в церкви. «С другими отметками в паспорте священников мало, и приходы пустуют», – жаловались верующие.
        Страшнее экономического было политическое давление. В 1936 г. по «делу» митрополита Феофана (в миру – Василия Степановича Туликова) были арестованы 54 священника и «раскрыта контрреволюционная организация», охватывавшая 50 человек в г. Горьком, 60 – в Лысковском районе, и по 10 – 20 человек еще в 10 районах области (Лукояновском, Гагинском, Ковернинском, Залесском, Балахнинском, Арзамасском, Борском, Семеновском, Перевозском и Курмышском). Пострадали и другие районы. Точное коичество репрессированных выясняется до сих пор. Закрытие церквей как рассадника «антисоветской агитации» приняло массовый характер.
        В 2000 г. готовились материалы по канонизации 47 священников, 11 дьяконов, 4 монашествующих и 12 мирян.
        Закрытие церквей. В 1935 г. облисполком принимал решения о закрытии 111 храмов, в 1936 г. – 123, в 1937 г. – 68, в 1938 г. – 345, в 1939 г. – 158, в 1940 г. – не менее 94, и даже в 1941 г., до октября, – 142 церквей. Из 1126 храмов в области к началу войны 892 здания использовались под клубы, школы и сады, 228 – пустовали и разрушались. Интересная деталь – в анкетах священнослужителей, заполненных ими в 1944 г., указываются перерывы в службе именно в годы 1938–1941.

    Возрождение церкви в годы Великой Отечественной войны.
    Первое послевоенное десятилетие

        Все изменилось с началом войны в результате активной патриотической деятельности Русской Православной Церкви и острой государственной необходимости в патриотической идее, начался, наконец, диалог между властью и церковью.
        5 августа 1941 г. в г. Горьком была открыта Высоковская церковь. В ней служил архиепископ Горьковский и Арзамасский Сергий (Гришин). За годы войны Высоковская церковь внесла на нужды обороны страны 6 млн. рублей. (Поскольку это была единственная церковь на три района, число ее прихожан превышало 5000 человек). Верующие получили надежду на открытие и других церквей. В 1942 г. из 28 приходов пришли просьбы об открытии их храмов. «...Мы, верующие, просим и желаем в настоящее тяжелое время помолиться о победе над врагом и за упокой наших павших воинов, а также о здравии нашего Правительства...», – писали прихожане села Кубинцева.
        После знаменитой встречи Сталина и трех митрополитов – Сергия (Страгородского), Алексия (Симанского) и Николая (Ярушевича) – началось возрождение Русской Православной церкви. 8 сентября 1943 г. в Москве собрался Архиерейский собор, избравший митрополита Сергия (Страгородского) патриархом Московским и Всея Руси и восстановивший жизнеспособность церкви. А 8 октября 1943 г. был образован новый юридический орган, призванный координировать интересы государства и церкви – Совет по делам РПЦ при Совнаркоме СССР. Возглавил его старый чекист Георгий Карпов.
        В каждую область страны направлялся представитель Совета по делам РПЦ – уполномоченный Совета. В Горьковской области им был И.А. Уткин, ранее работавший председателем обкома леса и сплава. Фактически он приступил к работе еще в 1943 г., но утвержден в должности облисполкомом 25 января 1944 г. Летом 1944 г. его сменил Ф.А. Мосунов. А в 1945 г. уполномоченным Совета по делам РПЦ при СМ СССР по Горьковской области на 16 лет – до 1960 г. – становится Алексей Михайлович Богданов.
        Основной работой уполномоченного стала подготовка открытия церквей. И.А. Уткин организовал сбор информации о сохранившихся в Горьковской области в 1943-1944 гг. храмах и их состоянии. Оказалось, что из 1126 церквей (по данным всех 43 районов области) действовали лишь 6 – в г. Ветлуге, в селах Майдан, Малое Мурашкино, Шершово, Кубенцево и Выездное. Они и были зарегистрированы в первую очередь, т.е. деятельность их была легализована. В 1944 г. также были открыты Карповская и Печерская церкви в самом г. Горьком. (Карповская церковь была открыта еще 14 апреля 1943 г., но налет вражеской авиации в ночь с 13 на 14 июня унес жизнь пяти человек из «двадцатки» и повредил здание. Действующей она стала 19 июля 1944 г.). В 1945 г. были открыты уже 22 церкви, 1946 г. – 31, в 1948 г. – 46, в 1950 г. – 47, в 1957 г. – 51.
        Открытие церквей шло через уполномоченного. Он регистрировал т.н. «исполнительный орган церкви» – «двадцатку» верующих, и священника, после чего им передавалось здание церкви со службами. На священников же заводились регистрационные карточки (в которых отражались все их передвижения по службе) и отсылались в Москву. Из отчетности уполномоченного мы знаем, что в 1947 в епархии было всего 55 священников и 19 диаконов (а в 1937 г. насчитывалось 1750 священников!). Насколько серьезной была нехватка «служителей культа», свидетельствует тот факт, что во время войны священников, сражавшихся с врагом, как и все граждане Отечества, демобилизовали в церковь прямо из действовавшей армии и даже допускали к службе только что выпущенных из лагерей «врагов народа». Однако распоряжением Совета по делам РПЦ от 23 ноября 1948 г. уполномоченным запрещалось регистрировать судимых лиц. В секретной инструкции от 5 февраля 1949 г., правда, это распоряжение отменялось, и духовенство, «судимое по известным статьям», разрешалось регистрировать и в режимных городах, «если органы милиции в порядке исключения разрешают прописку», однако Совет рекомендует «...поставить архиерея в известность, что лица, ранее судившиеся, ...не будут регистрироваться, а потому не следует их и посвящать». В результате в 1957 г. было 67 священников и 28 диаконов при 51-й религиозной общине. По вполне понятным причинам возраст у 80% духовенства превышал 55 лет и почти половина из них рукоположена была еще до 1918 г.
        В 1943 г. митрополит Сергий (Гришин) умер, и его преемником на Горьковской кафедре до 1948 г. стал епископ Зиновий. (Другой епископ – Иов – был Лысковским викарием в 1946-1950 г.). И архиепископ Зиновий, и сменивший его на посту управляющего епархией до февраля 1957 г. архиепископ Корнилий часто посещали канцелярию уполномоченного Богданова, согласовывая назначения священников и открытие церквей. Было заведено и письменно извещать о поездках митрополита и проведенных им службах. Как писал Патриарху сам архиепископ Корнилий в отчете за 1952 г.: «...не принимал ни одного шага в моей деятельности без предварительной договоренности с ним» (т.е. уполномоченным).
        Однако Совет сетовал на «неудовлетворительное» наблюдение за деятельностью архиерея и приходского духовенства: «Вам необходимо поддерживать нормальные отношения с правящим епископом и духовенством, и особенно с более лояльно настроенной частью духовенства, имея в виду, что от этого... будет зависеть ваша осведомленность о церковной обстановке в области». Целью уполномоченному ставилось «через определенный круг духовенства оказывать необходимое влияние на всю деятельность церкви и, прежде всего, сохранить патриотические позиции Церкви, нормальные отношения ее с государством». Церковь здесь сама шла навстречу, и подчас в принятых тогда формах – архиепископ в проповедях призывал убрать урожай вовремя и без потерь сдать государству хлеб, отметить «всенародный праздник 30-летия Октябрьской социалистической революции» досрочным расчетом по государственному займу, досрочным взносом духовенством подоходного налога, увеличением взносов в фонд восстановления народного хозяйства. Сам архиепископ Зиновий из личных средств делал отчисления в Красный крест и призывал к тому же районные церкви.
        22 августа 1945 СНК СССР постановил предоставить Патриархии, епархиальным управлениям, приходским общинам и монастырям юридические права на приобретение транспорта, производство церковной утвари и предметов религиозного культа, разрешался колокольный звон. Властям предлагалось «в пределах возможного» снабжать стройматериалами приходские общины для ремонта церквей.
        Инспектор по делам РПЦ, проверявший деятельность Богданова, отмечал: «В Горьковской области, в отличие от многих других центральных областей РСФСР, нет таких сельских церквей, не говоря уже и о городских, которые не имели бы достаточно условий для содержания церковного здания и причта». В своих проездах по епархии, Богданов отмечал, что в противоположность грязным и полуразрушенным клубам, все церкви в селах свежеотремонтированы, благоустроены. Налоги в облфинотдел и средства в епархиальный фонд отчислялись аккуратно.
        Финансовое благополучие епархии – следствие оживившегося народного благополучия. Церкви в праздники были переполнены не только пожилыми людьми, но там присутствовала и молодежь. Исповедовались и причащались школьники и студенты. В год от 3 до 7 человек подавали заявления на поступление в духовную академию и семинарию. Тогда Богданову приходили официальные уведомления от московского и ленинградского уполномоченных: «Информируем Вас, что житель Горьковской области (имярек) подал документы в семинарию». Сохранились отметки Горьковского уполномоченного на некоторых из этих извещений о том, что молодые люди вызывались в райком по месту жительства для беседы. Во время инспекторской поездки по области уполномоченный отмечал количество стоящих в храмах и прибегавших к таинствам, наличие икон в домах и крестов на шеях. В Большемурашкинском районе он открыл, что на колхозных полях совершались крестные ходы и молебны с разрешения председателей колхозов, на что священнику выдавалась справка.
        Поток ходатайств об открытии церквей не ослабевал: 1950 г. – 56 заявлений, 1952 г. – 84, 1956 г. – 158 заявлений.

    Период хрущевских гонений

        В докладе о работе за 1963 г. уполномоченный сообщает, что из 51 церкви 15 оставалось без духовенства. Уведомления от Московского и Ленинградского уполномоченных о подавших документы о поступлении в семинарию приняли следующую форму: «В порядке информации сообщают, что житель Вашей области (имярек) подал заявление о приеме его в Московскую духовную семинарию на... учебный год... Прошу принять через местные советско-партийные органы соответствующие меры по предотвращению его поступления в семинарию. Кроме того, сообщите, если располагаете, наличие компрометирующих материалов, которые могли бы послужить препятствием его поступлению в это учебное заведение».
        В 1961 г. состоялся Поместный Собор, который вынужден был принять «Положение об управлении Церковью, возвращавшее законодательство 1929 г. – священник опять лишался в приходе всех прав, кроме права «отправлять культ». Власть получал «исполнительный орган» из 3-х мирян, который утверждался райсоветом. С этого момента фонд уполномоченного наполняется бесконечными жалобами всех на всех: прихожан на церковные «двадцатки», «двадцаток» на священников, священников на «двадцатки». В жалобах священников приводятся вопиющие факты злоупотребления (невыдача зарплаты, оскорбления). Новый уполномоченный Массалков в плане работы на 1963 г. предусматривает закрытие 12 церквей, «принятие мер к недопущению капитальных и украшательных ремонтов церковных зданий», «упорядочению непомерно завышенных твердых окладов духовенства». (Церковь села Подолец снята с регистрации за то, что платила зарплату любительскому хору, отпускные священнику и псаломщику и повысила зарплату обслуживающему персоналу. Священник Аргентов снят с регистрации за то, что требовал денег на необходимые разъезды, на канцелярские и прочие расходы). При этом церковь продолжала нести финансовую повинность – «фонд мира». В 1963 г. Епархия внесла 30 тыс. рублей. Архиепископ даже опасался, что епархиальному управлению не на что будет существовать. К 1954 г. число ходатайств об открытии церквей резко сократилось до трех. По признанию Массалкова «в отношении верующих имели место случаи недопустимого администрирования».
        В 1964 г. за 8 месяцев было закрыто 4 церкви под предлогом отсутствия священников (если храм оставался без священника более 6 месяцев, его закрывали как недействующий). В 1961 г. секретная инструкция Совмина запретила церкви любые виды благотворительности. (За оказание помощи больному дьякону Арефенской церкви исполнительный орган был снят с регистрации. А в 1965 г. псаломщик церкви г. Лыскова уже не мог добиться оплаты больничного). Приход перестал быть юридическим лицом и не мог получить свои деньги из банка без подписи председателя исполкома.
        В стране начинают создаваться «Комиссии содействия по контролю за выполнением законодательства о культах». В нашем городе такая комиссия была создана 7 апреля 1964 г., а к концу года – в каждом районном городском совете. Они следили, чтобы крещение детей происходило только с согласия обоих родителей. Именно с 1960 года крещение в области пошло на убыль. В церковь стали ходить тайно. На 1 января 1962 г. в области действовало 136 незарегистрированных религиозных групп. Велась активная работа по их роспуску. По отчетности 1970 года в 15 районах области больше не фиксируются православные группы. Зато в пяти из них появляются сектанты. В этот период уполномоченный уже старался не контролировать, а предотвращать паломничество к местным святым местам. Райисполкомы, сельсоветы и комиссии содействия выставляли пикеты у мест поклонения. Быть верующим стало просто опасно. На лиц, работающих в религиозных организациях, перестало распространяться трудовое законодательство и права членов профсоюзов. Были случаи увольнения с работы с формулировкой «за активное отправление религиозных обрядов». Лишали родительских прав за привлечение детей к участию в богослужении.
        В 60-е годы у нас сменилось три митрополита: 1961-1965 гг. – архиепископ Иоанн (Алексеев Григорий Михайлович), 1965-1966 гг. – архиепископ Мстислав (Волонсевич Д.И.), с 8 июля 1966 г. по 1977 г. – архиепископ Флавиан (Дмитриюк Федор Игнатьевич).

    1970-е годы. Эпоха застоя

        14 октября 1964 года в праздник Покрова Божией Матери произошла отставка Н.С. Хрущева. Давление на церковь было прекращено, но возникшие противоречия решать не стали. В нашей области в 1964 г. была 51 община, в 1970 г. – 46, но в них к 1978 г. богослужения не проводились из-за отсутствия священников в пяти церквах. В связи с массовым оттоком сельского населения в город, некоторые сельские приходы теряли прихожан и закрывались. Наследием «хрущевской эпохи» была и полная подконтрольность религиозной жизни во всех ее проявлениях «комиссиям по контролю за выполнение законодательства о религиозных культах». Ежедневно каждая такая районная комиссия предоставляла в облисполком полную информацию о религиозной обстановке в своем районе. Священник вынужден был предоставлять комиссии сделанные им метрические записи. А комиссия ежемесячно передавала сведения о гражданах, совершивших «обряды крещения-венчания» в партийные органы. В свою очередь те сообщили в партийные органы других районов о жителях этих районов, посетивших церковь не в родных местах. Таким образом, обком КПСС располагал списком жителей «своего» участка, совершивших обряд или таинства даже за пределами области. Крещение в некоторых районах сократились до 15% от рождений. В 1970-е годы Горьковский облисполком ставил своей задачей «добиться предотвращение крещения детей школьного возраста». Через руководство школ выявлялись религиозные семьи, и с детьми организовывалась работа. Церквям было разъяснено, что при «отправлении обрядов и молебнов не должно допускаться присутствие несовершеннолетних». В г. Горьком «посещаемость детьми церкви резко сократилась».
        В результате именно в 1970-е годы связь православных поколений была разорвана. Все формы православной обрядности за пределами церковной ограды преследовались. Собрания на домах разгонялись систематически. Похороны с пением псалмов административно наказывались. Молебен у памятника погибшим воинам был объявлен нарушением закона. Паломничества к святым источникам резко сократились. Но в селах Абабково и Епифаново продолжали собираться от 90 до 150 человек. Ежегодно 30 июля – 1 августа до 400 человек собирались у канавки Серафима Саровского в селе Дивеево. Там их поджидали представители правоохранительных органов.
        В 1970 г. состоялся Поместный Собор РПЦ. На нем присутствовали представители горьковской епархии во главе с архиепископом Флавианом. Верующие обрадовались возможности легального существования в собственной стране. Активность горьковского духовенства возросла, вновь появилось стремление к обустройству обедневших храмов. В 1977 г. священников было 51 человек, дьяконов – 14 и 30 псаломщиков. Перестали преобладать пожилые. Духовное образование у 13 человек было среднее, у 6 – высшее. Духовными лидерами верующих мирян в этот период времени становятся иеромонах Савва (Кочергин Владимир Федорович) и отец Григорий Долбунов. За их обличительные проповеди обоих неоднократно вызывали на «ковер» и лишали регистрации на несколько лет. Это был первый пример диссидентства в епархии. С 1977 г. управляющий Горьковской епархии – архиепископ Николай (Кутепов Николай Васильевич). Уполномоченные в этот период – Волков А.П. (1969-1970 гг.) и Михаил Иванович Юров (1970-1985 гг.). Им помогал инспектор по культам Борис Иванович Сайгин. Церковь продолжали посещать 8,5 тыс. чел: в Горьком и 30,5 тыс. чел. в районных центрах.

    1980-е годы

        В ноябре 1985 г. аппарат Уполномоченного состоял из Миронова Алексея Яковлевича, 1929 г.р.; Сайгина Бориса Ивановича, 1923 г.р., старшего инспектора по культам, и Галкиной Галины Николаевны, зам. председателя облисполкома (она курировала вопросы контроля за соблюдением законодательства о культах). С 1 ноября 1989 г. в связи с уходом на пенсию Миронова А.Я. временное исполнение обязанностей возложено на Сайгина Б.И. С 1 марта 1989 г. в должности уполномоченного утвержден Макаров Юрий Викторович. Через них и проходили по-прежнему малейшие подробности жизни и быта верующих и духовенства. Церковь с. Полхов-Майдан, желая снять квартиру для временного проживания священника, обращалась в исполком Вознесенского райсовета, райсовет запрашивал уполномоченного, уполномоченный – Совет, Совет разрешал – и в обратном порядке.
        После ряда краж (из ц. Казанской с. Румянцева, ц. Троицкой в с. Красный Бор и Владимирской в с. Светлом Семеновского района), Горьковской области исполком поставил задачей учет и охрану художественных и исторических ценностей, находящихся в пользовании религиозных общин. (В 1983 г. во исполнение Указа СМ РСФСР от 1972 г. «О мерах по предотвращению незаконного вывоза культурных ценностей за пределы СССР» в решении Горьковского облисполкома от 1983 г. «О шефстве над памятниками истории и культуры Нижегородского района» упоминаются Петропавловская церковь и Благовещенский монастырь). В плане мероприятий Горьковского облисполкома по усилению контроля за соблюдением законодательства о религиозных культах на 1984 г. стоит задача «по пресечению противозаконной деятельности незарегистрированных религиозных объединений на территории района», но основное внимание – сектантам, и политика: «добиться их отрыва от вожаков-экстремистов» и убедить их встать на регистрацию. В 1985 г., наконец, постановлением «О льготах участникам и инвалидам Отечественной войны – служителям культа и работникам религиозных организаций» распространяются все льготы, предусмотренные действующим законодательством, и на служителей Церкви.
        В 1984 г. оказалось, что предоставление списков детей, которые крестились в церкви, «не правомерно» (по поводу жалобы Арзамасского горисполкома на старосту Арзамасского Воскресенского собора, что он отказался предоставить список детей до 18 лет, крещенных в соборе, и что до сих пор было обязательным). Но отменили предъявление паспортов родителями только с 1 июля 1987 г.
        По-прежнему бурлит Дом научного атеизма: командировки, семинары, фильмы, на предприятиях – Советы атеистов, Народный университет научного атеизма. При исполкомах в отделах культуры – атеистические отделы. Но в 1985 г. пришел приказ из Москвы организовать прием граждан и служителей культа уполномоченными, и известили о комиссии при Совете по делам религий для рассмотрения писем в адрес XVII съезда КПСС. В 1986 г. обсуждается законодательство о правах религиозных организаций. Юров (уполномоченный по Горьковской области до 1985 г.) против того, чтобы духовенство имело право учредителей, т.к. «если в политическом отношении Русская Православная Церковь занимает лояльные позиции по отношению к государству и социализму, то в мировоззренческой области ведет борьбу за сохранение влияния религии на верующих» (по поводу пасхальной проповеди архиепископа Николая). В 1988 г. в области работала комиссия Совета по делам религий под руководством 1-го заместителя председателя Совета (т. Иволгина). Выводы, замечания и предложения были рассмотрены 14 октября 1988 г. на заседании Совета. Ругали Горьковского уполномоченного за отсутствие регистрации 46 религиозных объединений, в т.ч. в Дивеево и Безводном (Совет их регистрирует сам), за затягивание регистрации 8 православных объединений, и за то, что райгорисполкомы вопреки законодательству о культах новым зарегистрированным объединениям церкви не отдают – «это рецидив прошлого». Призывают привлекать церковь для благотворительности и патриотических мероприятий и «умело управлять». Комиссия отмечает, что в Горьковской области» религиозность выше, чем в среднем по РСФСР». На 1000-летие Крещения Руси произошел перелом: архиепископ выступал по местному телевидению, его речи печатались в газетах, его наградили орденом Трудового Красного Знамени, Епархиальное собрание даже приветствовали власти.
        В 1989 г. началась работа Уполномоченного с представителями власти – о «недопущении оскорбления чувств верующих». Миронов сообщает председателю Обкома профсоюза рабочих местной промышленности список лиц, работающих по найму в религиозных организациях (15 февраля в религиозных обществах и в епархиальных управлениях учтены их зарплаты и сопоставлены с Владимирской епархией). В 1990 г. произведена разработка документа, определяющего порядок регистрации Уставов (Положений) религиозных организаций, согласно постановлению ВС СССР от 1 октября 1990 г. (Макаров посылал в Совет свои замечания). В мае 1990 г. кандидат в депутаты Горьковского облсовета по округу № 53 Ершов С.Н. получил наказ избирателей – в 1990 г. передать все недействующие церкви и соборы области в ведение Нижегородской епархии (заключение облсовета: передача по закону – по мере поступления заявлений от верующих). Произошел перелом в общественном сознании.

    Викарные архиереи

        2/15 апреля 1918 г. священный Собор Православной Российской Церкви определил ввиду тяжелого времени разрешить увеличить количество викарных епископов в епархиях и повысить степень их самостоятельности.
        В 1922 г. Епархиальный Совет ходатайствовал перед Святейшим Патриархом и Священным Синодом об открытии Ардатовской полусамостоятельной Епископии с выделением ее из Павловской, и ходатайство было удовлетворено. Ардатовским епископом, согласно личному желанию, был назначен Преосвященный Ювеналий, а на место епископа Павловского – протоиерей Нижегородского кафедрального собора Александр Похвалинский с возведением его в сан епископа. (Впоследствии Евдоким просил митрополита Владимирского Сергия превратить полусамостоятельных викариев в самостоятельных).
        В 1933 г. епархия разделялась на область управления Митрополита и 6 викариатств: Богородское, Арзамасское, Ветлужское, Муромское, Марийское и Сергачское. В общей сложности за период с 1918 по 1937 г. было 19 викариев в Нижегородской епархии: Ардатовское, Арзамасское, Балахнинское, Васильсурское, Ветлужское, Городецкое, Лукояновское, Лысковское, Макарьевское, Павловское, Печерское, Сергачское. На территории Горьковского края регистрировались светскими властями также самостоятельные Муромский и Марийский епископы.
        По документам Центрального архива Нижегородской области можно лишь отчасти проследить отдельных викарных епископов.
        В алфавитном порядке имена викарных архиереев 1918–1937 гг. следующие:

    1. Авраамий (Чурилин), епископ Марийский в 1933 г.
    2. Епископ Александр (Похвалинский Александр Андреевич), 1865 г. р., уроженец села Хохломы Ковернинского района. С 26 июня 1922 г. по июль 1929 г. – епископ Павловский. В 1930 – 1933 гг. был управляющим Горьковской епархией ввиду отсутствия митрополита Сергия. В 1930 – 1937 гг. – епископ Богородский. Расстрелян 11 декабря 1937 г.
    3. Архиепископ Александр (Щукин Александр Иванович). С августа 1923 по ноябрь 1929 – епископ Лысковский. В 1928 г. арестован, приговорен к 3-м годам концлагеря. 26 апреля 1929 г. был сослан на Соловки. В 1932 г. был архиепископом в Орле. В 1932–1936 гг. жил в с. Семеновском Нижегородской губернии. В 1936 г. был архиепископом Семипалатинским. В августе 1937 г. арестован, 30 октября 1937 г. – расстрелян.
    4. Епископ Вассиан (Веретенников). В 1939 – 44 гг. епископ Керженский и Мстерский, единоверческий.
    5. Епископ Варнава (Беляев Николай Никанорович), 1887 г.р. В 1920–1922 гг. – епископ Васильсурский, в 1922 г. – Печерский.
    6. Епископ Григорий (Козлов). Епископ Ветлужский в 1929 г. Арестован. В 1937 г., расстрелян.
    7. Епископ Гурий (Степанов Алексей Иванович). В 1934–1937 гг. – Епископ Арзамасский. Расстрелян в 1937 г.
    8. Епископ Иоанн (Широков Андрей Алексеевич), 1893 г.р. С 1929 по 1931 г. – епископ Муромский, с 1931 г. по 1934 г. – епископ Волоколамский, с 10 апреля по 3 мая 1934 г. – епископ Балахнинский, управляющий Горьковской епархии и исполняющий обязанности областного архиерея Горьковского края. 3 – 29 мая 1934 г. – епископ Муромский. В 1937 г. арестован и умер в заключении.
    9. Киприан (Комаровский Константин Станиславович). Епископ Ижевский и Марийский в 1933 г.
    10. Епископ Макарий. Епископ Васильсурский в 1922 г. Единоверческий.
    11. Епископ Михаил (?). В 1920 г. – епископ Арзамасский.
    12. Епископ Неофит (Николай Алексеевич Коробов). С 1927 г. 25 апреля по 1929 г., 6 августа – епископ Городецкий. С 1929 г. по 1937 г., 6 августа епископ Ветлужский. Расстрелян 11 ноября 1937 г.
    13. Епископ Николай (Муравьев). Епископ Муромский с июня 1933 г.
    14. Епископ Павел (Чистяков). Епископ Сергачский в 1933 г.
    15. Епископ Петр. В 1922 г. – епископ Балахнинский, в 1927 г. – епископ Сергачский, в 1932 г. – Павловский.
    16. Епископ Павел (Максимовский?). В 1922 г. – епископ единоверческий Керженский.
    17. Епископ Серапион (Шевалевский). В 1933–34 гг. – епископ Арзамасский. В 1934 г. арестован, приговорен к 5 г. ссылки. В 1937 г. умер в заключении.
    18. Епископ Филипп (?). В 1922–23 гг. – епископ Балахнинский и управляющий Нижегородской Епархией по распоряжению Патриарха Тихона. Умер в 1936 г. в заключении.
    19. Епископ Фотий (Пурлевский Александр Александрович), 1881 г. р., уроженец г. Житомира Киевской области, сын лесничего. В 1910 г. окончил Духовную Академию. В 1935 г. – епископ Читинский, в 1936 г. – епископ Семипалатинский. Арестовывался в 1923, 1927 и 1932 гг. С 1 октября 1936 по 5 июля 1937 гг. – епископ Сергачский. 5 июля 1937 г. переведен епископом в г. Омск. 4 августа 1937 г. арестован и этапирован в г. Горький. 17 декабря 1937 г. приговорен к расстрелу.
    20. Епископ Ювеналий. В 1920–22 гг. – епископ Ардатовский, в 1922 г. – епископ Павловский.
          После возрождения епархии в годы Великой Отечественной войны снова остался один викарный епископ – Лысковский. По документам ЦАНО выявлен только один викарный епископ Лысковский в 1946–1950 гг. – это архиепископ Иов (Кресович Владимир Андрианович), 1898 г. р., уроженец с. Мокрец Волынской области. 18 июня 1947 г. награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».

    Нижегородские (Горьковские) архиереи и управляющие
    Нижегородской (Горьковской) епархией в период 1917–1991 гг.
    • Иоаким (Левицкий) – 1909 г. – март 1918 г. Архиепископ. Уволен Св. Синодом на покой, с назначением его управляющим Московским Воскресенским монастырем, называемом Новым Иерусалимом. погиб во второй половине 1918 г. в Крыму.
    • Лаврентий (Князев Евгений Иванович). Викарий Нижегородской епархии, епископ Балахнинский. Временный управляющий епархией в марте 1918 г. Арестован 3 сентября, расстрелян 24 октября / 6 ноября 1918 г.
    • Евдоким (Мещерский). Архиепископ. Бывший Архиепископ Алеутский и Северо-Американский. Назначен С. Синодом архиепископом Нижегородским и Арзамасским (конец ноября 1918 г. – декабрь 1922 г.). Переведен обновленческим Высшим Церковным управлением в декабре 1922 г. митрополиты Одесские и Херсонские.
    • Иоанн (Альбинский). Архиепископ. Назначен Архиепископом Нижегородским и Макарьевским высшим Церковным Управлением (декабрь 1922 г. – июль/август 1923 г.). Отстранен от управления епархией Патриархом как обновленец.
    • Филипп (Гумилевский). Викарий Нижегородской епархии Балахнинский. Патриархом Тихоном назначен управляющим Нижегородской Епархией (июль/август 1923 г.)
    • Сергей (Страгородский). Митрополит Нижегородский (18 мая 1924 – 1934 гг.). В 1925 г., 14 декабря, вступил в обязанности Местоблюстителя Патриарха, оставаясь митрополитом Нижегородским. В 1925 – 26 гг. жил в г. Н. Новгороде, под запретом на выезд из города. В ноябре 1926 г. арестован и выслан в Москву.
    • Александр (Похвалинский Александр Андреевич). Епископ. Викарий Нижегородской епархии, епископ Богородский (11 февраля 1930 – 1933 гг.). Управляющий Горьковской епархией в отсутствии из епархии митрополита Сергея.
    • Иоанн (Широков). Епископ Волоколамский до 1934 г. Викарий Нижегородской епархии, епископ Балахнинский, Управляющий Горьковской епархией и исполняющий обязанности областного Архиерея Горьковского края, в отсутствие из епархии Митрополита Горьковского Сергия (10 апреля – 3 мая 1934 г.)
    • Евгений (Зернов Евгений Алексеевич). Митрополит Горьковский (3 мая 1934 г. – 12 ноября 1935 г.)
    • Феофан (Туляков Василий Степанович). Митрополит Горьковский (26 декабря 1935 г. – 4 октября 1937 г.)
    • Александр (Архангельский Александр Александрович). Протоиерей, благочинный г. Горького (1937 – 1941 гг.). Временно управляющий епархией (уехал 14 октября 1944 г.).
    • Сергей (Гришин). Архиепископ (1942–1943 гг.), бывший епископ Серпуховский. Архиепископ Горьковский.
    • Зиновий (Красовский). Архиепископ (1943–1948 гг.), уволен на покой.
    • Корнилий. Архиепископ (1948 – февраль 1957 гг.)
    • Алексий
    • Иоанн (Алексеев Григорий Михайлович) апрель 1957 – октябрь 1961 гг. (умер от болезни).
    • Метислав (Волонсевич Л. И.). Архиепископ (1965 – 1966 гг.). Переведен.
    • Флавиан (Дмитриюк Федор Игнатьевич). 7 июля 1966 – 1977 гг. Перемещен.
    • Николай (Кутепов Николай Васильевич). 1977–2001 гг. Архиепископ, с 1991 г. – митрополит. Умер 21 июня 2001 г.

    Подготовила А.А. Медведева,
    главный библиотекарь по краеведческой работе



    Назад