Несмотря на традиционную оценку «Боксёрского восстания» 1900 года в исторической литературе, вина за эскалацию конфликта на границе между Российской и Китайской империями лежит целиком на китайской стороне. На военные приготовления китайской стороны в районе Айгун – Сахалян Россия ответила мобилизацией Приамурского военного округа и амурских казаков, выполнявших задачи по охране границы. 2464 казака были непосредственно задействованы на охране границы, 1376 казаков трёх очередей (возрастов) были отмобилизованы. Влияние боксёров в приграничных с Россией провинциях было ничтожным, и основная вина по разжиганию агрессивных настроений ложится на маньчжурскую верхушку Цинской империи, охваченную антирусскими настроениями.
    Уже 1 июля 1900 года (все даты приведены по старому сти-лю) китайская сторона совершила вооружённую провокацию. У города Айгун, у селения Сы-ды-гоу китайцы обстреляли пароход «Михаил», проходивший мимо с пятью баржами, в том числе гружёными боеприпасами. Штабс-капитан Кривцов, сопровождавший груз с 10 солдатами, был препровождён к китайской администрации, где ему объявили о запрете плавания русских судов по Амуру. По возвращении Кривцов и матрос с парохода были арестованы и отправлены в Сахалян, откуда переданы российской стороне и отправлены в Благовещенск. В это время к буксиру «Михаил» подошёл пароход военного ведомства «Селенга» с пограничным комиссаром подполковником В.Б. Кольдшмидтом и взводом казаков. Оценив обстановку, пограничный комиссар отказался следовать на переговоры с китайскими властями, и приказал отходить от берега и следовать курсом на Благовещенск. Китайская сторона открыла оружейный и артиллерийский огонь, на что казачий конвой ответил огнем с борта судна. Подойдя к пограничному посту № 1, раненый подполковник Кольдшмидт передал командование судами начальнику поста хорунжему Р.А. Вертопрахову. Взяв на борт личный состав поста, суда, несмотря на повреждения, отправились в путь на Благовещенск. Только благодаря отсталости китайцев в нарезном ручном оружии количество раненых исчислялось всего лишь лоцманом с «Михаила», подполковником Кольдшмидтом и двумя казаками.
    Ещё одним настораживающим фактом стало оставление 25 тысячами китайских подданных Зазейского района, растянувшегося на 100 вёрст по Амуру. Сама территория наполнялась вооружёнными китайскими отрядами. В этом районе насчи-тывалось около 6 тысяч солдат и повстанцев противника, в то время как в районе Благове-щенска солдат и казаков насчитывалось не больше 700 человек. К тому же русский гарнизон не имел современной артиллерии за исключением 2 орудий, поскольку приамурский гене-рал-губернатор и командующий округом Николай Иванович Гродеков основные силы скон-центрировал в направлении на Харбин. Более того, не хватало даже старых винтовок для вооружения ополчения и дружинников.
    1 июля 1900 года, узнав о военной провокации китайцев, губернатор выдвинул по берегу Амура казачью сотню, роту пехоты и полубатарею, причём последние к позициям напротив города Айгуна были направлены на пароходе. 2 июля, дойдя до поста № 2 у реки Манга, пароходы «Селенга» и «Михаил» были обстреляны китайцами. Солдаты, заняв позиции по обе стороны реки, открыли ответный огонь. Пароход «Михаил» прошёл к посту № 2 и высадил 25 казаков во главе с хорунжим Вертопраховым. Две сотни прибывших казаков осуществляли наблюдение за Зазейским районом, через сутки к ним подошёл отряд крестьян-дружинников в 300 человек, вооружённый винтовками Крнка и охотничьими ружьями. Также 2 июля китайская сторона подвергла Благовещенск артиллерийскому обстрелу, в городе началась паника, погибли трое горожан, и шестеро человек были ранены. По распоряжению губернатора и по совместительству наказного войскового атамана Амурского казачьего войска Константина Николаевича Грибского, на набережных Благовещенска отрыли окопы, имевшаяся артиллерия открыла ответный огонь по селению Сахалян, в результате была уничтожена телеграфная станция. В течение 13 суток китайская сторона подвергала обстрелу город. Хотя его интенсивность была слабой, погибли три женщины, ребёнок и арестант. Из горожан начала формироваться дружина, с армейских складов дружинникам выдали без всякого учёта 546 однозарядных винтовок Бердана. Суда, не успевшие уйти в реку Зея, во время обстрела города выбросились на мель.
    Полиция собирала всех подданных Китая в городе и окрест-ностях. 4 июля было решено собранных 1500 маньчжур и китайцев переправить вплавь чуть выше Благовещенска. Несмотря на то, что не все умели плавать, подданных Китая загнали в Амур, но тут по ним открыла огонь китайская сторона, а тех, кто выбрался, подвергли изби-ению свои же солдаты.
    Укрепление пограничных постов на Амуре оказалось свое-временным. Прибывший отряд подполковника Гинейко в составе трёх рот пехоты, двух орудий и трёх казачьих сотен укрепил пост № 1 перед самым нападением китайцев 5 июля. Рано утром несколько тысяч китайцев (по другим данным несколько сотен маньчжур при 18 орудиях), форсируя Амур, обстреляли отряд дружинников, двигавшихся к посту № 2. Отряд дружинников побежал по направлению на Благовещенск, но тут в бой вступили казаки, из-за палисада выдвинулась пехота и казаки стали заходить нападающим с тыла. Но Гинейко решил отходить на Благовещенск, дабы не попасть в окружение, да и паника дружинников внесла сумятицу в боевую работу отряда. Отражая атаки противника, отряд отступил к Зей-скому перевозу, а китайцы принялись жечь пост. С нашей стороны были следующие потери: ранены ротный командир и четыре нижних чина, два нижних чина убиты и один казак про-пал без вести. Потери китайской стороны якобы доходили до тысячи человек. Командир Амурского казачьего полка полковник И.Н. Печёнкин подошёл на помощь Гинейко с ротой пехоты, двумя орудиями и казачьей сотней. Присоединив отряд Гинейко к своему, он дви-нулся к посту и атаковал не успевших переправиться маньчжур. 6 июля, с поста № 2 отряд подверг бомбардировке город Айгун и отбил две попытки противника высадить десант в этот день. Два дня Зазейская территория зачищалась от остатков вооружённых сил китайцев. Берег Амура патрулировали казачьи разъезды по 5-10 казаков. Также 6 июля напротив Бла-говещенска ночную разведку боем проводил отряд подпоручика Юрковского в составе 150 солдат, но в ночной стычке подпоручик и один его подчинённый погибли. Оставшийся без командования отряд вернулся в Благовещенск.
    8 июля приказом № 119 по казачьему войску, генерал-лейтенант К.Н. Грибский разрешил активные мероприятия на правом берегу Амура по уни-чтожению китайских караулов, постов и пикетов. 11 июля 2-я сотня дивизиона и льготных казаков уничтожила сильный пикет противника в 4-й пади. 12 июля 72 льготных казака и солдаты 10-го Восточносибирского батальона напротив станицы Радде уничтожили сильный пикет со всем личным составом. В качестве трофеев у противника было взято 116 ружей, подорвано три погреба с порохом. В бою погибли двое солдат и один казак. В это время 16 казаков из станицы Пашковой перехватили лодку, идущую по бичевой с Раддевского пикета. Первыми выстрелами были убиты бичёвники, а затем 20 солдат и 3 офицера. Среди убитых офицеров был обнаружен один из идейных вдохновителей восстания боксёров Юань-Жэнь. Подводя общие итоги, можно отметить, что с 9 по 13 июля силами местных казаков были уничтожены все китайские пикеты по берегу Амура. Активные меры по защите границы сразу дали результаты, гражданское население почувствовало себя в безопасности.
    С 14 июля разведгруппы, состоявшие из местных казаков и офицеров Генерального штаба, вели разведку в местах возможных переправ для армейских подразделений в падях Солдатка, Каменушка, Маньчжурка. Также производилась разведка у укреплений Айгуна и Сахаляня. 18 июля 20 казаков под командой капитана Генерального штаба Зампольского ворвались в передовые укрепления Сахаляна без единого выстрела, за-хватили два скорострельных орудия и заставили бежать горе-защитников, но в бою погиб сотник Резунов.
    В ночь на 20 июля начали переправляться на китайский берег армейские части и артиллерия, которые к 22 июля захватили с боем Айгун, полностью обезопасив границу по реке Амур. В быстром разгроме противника сыграли важную роль не только превосходство в нарезном оружии, но самым главным фактором победы стали подготовка и слаженность армейских и казачьих частей. Приказом наказного войскового атамана К.Н. Грибского № 133 от 28 июля казакам предписывалось переправляться на китайский берег, обнаруживать и уничтожать остатки сил противника. Поскольку основная часть амурских казаков приняла участие в походе вглубь Китая, форму впервые одели 16 казачек, которые приняли активное участие в охране границы. Целый год казаки несли тяжёлую пограничную службу по обоим берегам Амура. Несмотря на малочисленность русского и казачьего населения Амурского края и недостаточную численность армейских частей, благодаря решительным действиям командования по нейтрализации угрозы прямо на пограничной территории противника порядок на границе был наведён в течение 18 суток.

Андрей Радьков,
старший научный сотрудник
Музея правоохранительных органов и Вооружённых сил
НРО ОГО ВФСО «Динамо»