Вашему вниманию предлагаются очерки о нижегородских храмах, отмечающих в 2012 году юбилей своей постройки или освящения. Материал подготовлен главным библиотекарем по краеведческой работе А.А. Медведевой.

Церковь во имя св. великомученицы Варвары

(255 лет со дня постройки в камне)

    С начала XVI века церковь во имя святой Варвары-великомученицы стояла близ Черного пруда и была деревянной. Каменная однокупольная и одноглавая церковь построена была в 1757 г. «тщанием» дьяка Нижегородской Духовной Консистории Василия Денисова», или, по другим записям, «служащего у Строгановых Шушпанова» при епископе Вениамине I (Пуцек-Григоровиче) или епископе Феофане (Чарнуцком).
    В конце XVIII или начале XIX века к церкви была пристроена трапезная с приделами и колокольня – вероятно, при архиепископе Вениамине II (Краснопевкове). В 1832 г. купчихой Марией Зубовой заложен был теплый храм. В церкви было три престола: главный – в честь Владимирской иконы Божией Матери, в правом приделе – во имя св. мучениц Софии, Веры, Надежды, Любови, в левом – во имя св. мученицы Варвары (Добровольский М. Путеводитель по святым и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода. – Н. Новгород, 1912). Дома для клира, деревянный и каменный, были построены тщанием старосты Квартилова в 1861 г. Приходской школы при церкви не было.
    На 1916 г. в приходе состояло 400 мужчин и 980 женщин. После революции, 15 ноября 1918 г., церковь заключила договор о принятии ее с имуществом на баланс в бессрочное бесплатное пользование. В 1930 г. в приход церкви записались 363 человека. 20 августа 1932 г. райсовет присоединил к Варваринской общине общину закрытого Никольского храма на ул. Б. Покровской с ранее вошедшими в нее общинами закрытых Алексеевской (180 чел.), Георгиевской, Тихоновской (222 чел.) и собственно Никольской (200 чел.) церквей. Всего в общину вошло 602 чел. Общим собранием прихожан указанных храмов 24 сентября 1933 г. было постановлено считать их одной Варваринской общиной.
    В 1937 г., с 30 апреля по 26 ноября, клир Варваринской церкви был арестован (священники Константин Васильевич Веселитский, Александр Николаевич Никольский, протоиерей Евгений Никанорович Яковлев, диакон Алексей Всеволодович Иванов и священник на должности псаломщика Сергей Иванович Зефиров). Они обвинялись как участники «Горьковского филиала церковно-фашистской организации, созданной по заданию митрополитов Сергия Страгородского и Феофана Тулякова». 4 апреля 1937 г. был расстрелян о. Константин Веселитский, 17 декабря того же года – все остальные. В живых осталась только престарелая председатель церковного совета В.И. Арефьева.
    14 августа 1938 г. Ждановский райсовет г. Горького постановил закрыть церковь св. Варвары «на основании заявления церковного совета». Это подтвердили постановления Комиссии по вопросам культа при Президиуме Горьковского облисполкома от 2 сентября и Президиума облисполкома от 11 сентября 1938 г. Приход ликвидировали, а здание храма назначили для размещения жилуправления, строительной и благоустроительной контор. В январе 1940 г. в здание церкви был переведен архив. 22 июля 1958 г. Горсовет принял постановление о сносе здания «бывшей церкви на ул. Фигнер в связи с её аварийным состоянием», ее разобрали на кирпичи.

Церковь Владимирской Божией Матери в Гордеевке
(110 лет со дня постройки)

    Церковь во имя Владимирской иконы Божьей Матери в с. Гордеевке была построена в 1902 г. тщанием прихожан Смоленской Одигитриевской церкви того же села. Храм был каменный, с тремя престолами: главный – в честь Владимирской иконы Божией Матери, правый – во имя Святителя и Чудотворца Николая, а левый – в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Клир и приход Владимирской церкви были едины с церковью Смоленской Одигитриевской, да и храмы находились буквально рядом.
    После революции договор на пользование церковным имуществом от 12 января 1919 г. подписали 320 человек. На 8 марта 1930 г. церковный совет в числе членов общины насчитывал 1550 человек. В 1931 г. – 1685 чел., почти вся Гордеевка и Бурнаковка.
    В феврале 1930 г. родители учащихся школы № 4 им. 25 Октября и жители Ленгородка в Канавине подали в Нижгорсовет 10 коллективных заявлений с 375 подписями с просьбой о «закрытии церкви в Гордеевке». Нижгорсовет ходатайствовал перед Нижкрайисполкомом о расторжении договора с верующими и передаче здания церкви в распоряжение Канавинского райсовета. Постановлением Нижкрайисполкома от 11 марта 1930 г. церковь была объявлена закрытой. Президиум Нижгорсовета 3 марта 1930 г. постановил «закрытую Гордеевскую церковь» назначить к сносу как «стесняющую прокладку железнодорожных путей к Окскому мосту».
    Снос церкви отсрочила возникшая в Москве путаница – там числилась как Гордеевская церковь только Смоленская Одигитриевская, которая является памятником архитектуры 1-й категории – стиля русского барокко XVII в. Директор Нижегородского государственного краевого историко-художественного музея предупредил Горсовет, что не имеет ничего против сноса новой церкви в Гордеевке, но категорически возражает против сноса старой Строгановской церкви: «Таких памятников в России всего 4». (Смоленская церковь была закрыта в 1929 г., и её община просто перешла во Владимирскую церковь, приписную к Смоленской. Когда верующие стали жаловаться во ВЦИК на закрытие своего храма, подписывались они как Смоленская община. Нижгорсовет и перепутал храмы).
    ВЦИК разрешил верующим пользоваться зданием Владимирской церкви до особого своего решения. На 30 июля 1931 г. окончательно был решен вопрос о предоставлении Владимирского собора в ведение РОНО для переоборудования под школу-семилетку фабрики им. Кутузова, о чем и сообщено было в Нижкрайисполком и верующим (постановление Президиума Канавинского райсовета от 26 сентября 1931 г.).
    10 марта 1932 г. Президиум ВЦИК постановил ликвидировать Владимирский собор в пос. Гордеевке, и 29 мая 1932 г. здание церкви было закрыто для переоборудования «под просветительское учреждение». Верующие – 1685 чел. из семи поселков вокруг Гордеевки (пос. Зарубаевка, им. Демьяна Бедного, д. Бурнаковки, Вари, Дарьино и Горнушкино) – продолжали жаловаться в Горьковский Крайисполком и во ВЦИК, т.к. остались без обоих храмов. Они ходатайствовали о передаче им вновь Смоленской церкви. Поначалу краевая комиссия решением своим от 22 июля 1932 г. ходатайство это удовлетворила как вполне законное. Но, по представлении Канавинского райсовета и Горьковского горсовета своих аргументов, что церковь будет находиться слишком близко к учебному заведению, 7 февраля 1933 г. Комиссия ходатайство верующих отклонила. Президиум Крайисполкома утвердил это решение 23 февраля 1933 г., а президиум ВЦИК – 27 декабря 1933 г.
    Смоленская церковь должна была быть тоже ликвидирована и переустроена. Общине из Владимирской церкви предлагалось перейти в последнюю действующую церковь Канавинского района (куда входил поселок Гордеевка) – в Канавинский Владимирский собор, который от пос. Гордеевки находился за 1,5 км.
    В 1935–1936 гг. здание Владимирской церкви было переоборудовано под спортивный клуб, и верующим возвращено лишь в 1990-е гг. в практически разрушенном состоянии.

Георгиевская церковь на Верхней набережной
(310 лет со дня постройки в камне)

    Церковь находилась около Благовещенской площади (ныне пл. Минина и Пожарского), на Волжской (ныне Верхневолжской) набережной, у современной гостиницы «Волжский откос». По имени храма были названы угловая башня Нижегородского кремля и съезд к Волге.
    Церковь во имя св. великомученика Георгия в Н. Новгороде упоминается в Сотной грамоте 1622 г. как деревянная и уже ветхая. По данным архимандрита Макария, основана она была в начале XV в. Каменный храм был построен в «нарышкинском стиле» в 1702 г. при митрополите Исайе нижегородским купцом Пушниковым. Церковь была «замечательна по своей архитектуре», характерной для конца XVII – начала XVIII вв.: надстройка одного над другим четырех ярусов (на двух четырехугольниках – два восьмигранника, переходящие в подглавную «шейку») на нижегородской земле редкость. Церковь была украшена мелким орнаментом белого камня в виде тонкого кружева. Рядом стояла украшенная в том же стиле колокольня, несколько ниже церкви, что было характерно для церковного строительства того времени.
    Главный престол Георгиевской церкви был посвящен великомученику Георгию, правый – во имя св. Иоанна Златоуста, левый – во имя Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы. Святыней церкви была знаменитая чудотворная икона Божией Матери Смоленской «Одигитрия», по преданию, относившаяся в XV в. и спасшая Нижний в 1655 г. от моровой язвы, когда народ прибегнул к усиленной молитве, а по городу был совершен крестный ход с образом (Добровольский М. Путеводителе по святым и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода. – Н. Новгород, 1912. – С. 78–81). Благодарные жители позднее украсили ризу Святой Девы драгоценными камнями и часто просили проносить ее по домам для молебствия. В 1924 г. с этой знаменитой иконы были похищены украшения, а в 1927 г. в Госфонд было изъято все ценное имущество, в т.ч. 5 серебряных лампад.
    В августе 1858 г. храм посетили во время своего приезда в Нижний император Александр II и с супругой Марией Федоровной. Храму они подарили бронзовое вызолоченное паникадило в виде люстры с государственной символикой – двуглавым орлом. Паникадило забрали в 1927 г. в Госфонд вместе с другими церковными ценностями.
    При Георгиевской церкви не было ни воскресной школы, ни богадельни – слишком уж аристократический район, домовых храмов в изобилии… В церковном владении был и каменный двухэтажный дом на земле, подаренной купцом Лукой Михайловичем Коштевым в 1859 г. – дом строился приходом с помощью разных лиц до 1864 г.
    К 1916 г. приход состоял всего из 150 мужчин и 194 женщин, большей частью мещан. В 1918 г. зарегистрированная при храме община состояла из 192 чел. В 1923 г. их стало 170, а в 1926 г., по мере ликвидации других ближайших церквей, – 151 чел. Священником тогда был Николай Алексеевич Авров.
    3 марта 1930 г. Президиум Нижгорсовета постановил закрыть и снести церковь как «занимающую площадь, намеченную под строительство НГУ». Гибель Георгиевского храма на два года отсрочило вмешательство заведующего Главнауки при Наркомпросе. Он написал во ВЦИК, что Георгиевская церковь отнесена к ценным памятникам архитектуры. Однако в Нижкрайисполком поступили ходатайства от Облмузея и общего собрания НГУ, заводской конференции Центральной военной радиолаборатории и родительского собрания детсада «Красный Октябрь»: церковь все же закрыть и использовать ее «под антирелигиозный музей» (ввиду близости облмузея!). И 16 марта 1930 г. Нижкрайисполком постановил церковь закрыть. Президиум ВЦИК 30 мая 1931 г. отменил постановление Нижкрайисполкома о закрытии Георгиевского храма, и община продолжала жить.
    23 февраля 1932 г. Президиум Нижрайисполкома постановил: договор с обществом верующих расторгнуть и церковь снести, поскольку планом строительства предусмотрена была постройка гостиницы на месте расположения Георгиевской церкви. Верующим предлагалось перейти в Спасскую или Варваринскую церковь. И вновь гибель церкви отсрочилась: вмешался Сектор науки при Наркомате просвещения, который 27 февраля заявил, что «сломка ее является совершенно недопустимой», т.к. церковь «является выдающимся памятником архитектуры московского барокко с внутренним убранством того времени, и состоит под гос. охраной и на учете Сектора науки по первой категории». 4 марта 1932 г. Президиум Нижкрайисполкома повторил свое постановление о ликвидации церкви: церковь снести, а материал использовать на строительство гостиницы. (Да ведь Бог поругаем не бывает – взрыв разнес все! Ни одного целого кирпича убийцам храма не досталось!)
    Община и Наркомпрос успели подать 8 марта протест во ВЦИК, и тот поначалу (14-16 марта) остановил разрушение церкви. Однако 21 марта Сектор науки Наркомпроса дал согласие на снос Георгиевского храма. 22 марта 1932 г. в Нижкрайисполком пришла телеграмма: «Ликвидацию ВЦИК разрешил. Художественное убранство передать музею». Еще ранее, 15 марта, община попросила райсовет Свердловского района санкционировать ее переход в Варваринскую церковь, но сначала приход Георгиевской церкви присоединился к приходу Никольской (Тихвинской) церкви на ул. Б. Покровской, и уже с Никольской общиной 20 августа 1932 г. перешел в Варваринскую церковь.
    К июню 1932 г. Георгиевская церковь была взорвана и разобрана. Уже очень пожилой Максим Петрович Дмитриев успел запечатлеть абсолютно все стадии взрыва – это был его личный подвиг… Церковь долго не поддавалась, сил она у своих убийц забрала немало, но – «смешно не поддаваться, коль ты стена, а пред тобою – разрушитель» (Иосиф Бродский).

Александро-Невская церковь в Сормове
(120 лет со дня постройки)

    Церковь во имя св. блг. вел. кн. Александра Невского в селе Сормове Балахнинского уезда была построена в 1882 г. при епископе Макарии (Миролюбове). Строительство велось с 20 апреля по 30 декабря тщанием заводских служащих и рабочих Сормовских заводов. Храм, собственно, предназначался для них. Это был двухэтажный каменный храм с каменной колокольней «в одной связи», построенной в 1887 г., и окруженный с лицевой стороны каменной же оградой. Престолов в церкви было два: в честь св. блг. князя Александра Невского и Рождества св. Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.
    При церкви были дома для клириков, построенные тщанием церковного старосты и приходского попечительства: каменный двухэтажный – для священников и деревянный двухэтажный – для псаломщиков.
    Александро-Невской церкви принадлежала церковная школа, в которой на 1914 г. обучалось 615 мальчиков и 732 девочки. Школа содержалась Училищным советом при Синоде и акционерным обществом «Сормово» и помещалась в каменном четырехэтажном здании с двумя деревянными двухэтажными сторожками (сейчас ул. Щербакова, 12).
    К приходу Александро-Невской церкви приписаны были еще две церкви: домовая в честь преподобного Сергия Радонежского при Сормовской церковно-приходской школе и в честь Святителя Николая Чудотворца при Кутузовском женском монастыре. В приходе числилось 9140 человек (3387 мужчин и 5753 женщины).
    18 апреля 1924 г. Постановлением Президиума Нижгубисполкома сормовская Александро-Невская церковь была закрыта, и помещение ее определено под школу «в связи с пожаром школы № 5 и постановлением 5000 рабочих Сормовского завода».
    В январе-феврале 1925 г. церковь была переустроена под школу (согласно журналу регистрации исходящих документов Нижгубплана). Позднее здесь располагались заводские конторские корпуса. В 2000-е годы группой сормовской интеллигенции была предпринята попытка восстановления хотя бы часовни на месте бывшего храма. Недостаток средств не позволил завершить проект, и сейчас на месте Александро-Невской церкви организовано мемориальное место.

Церковь Рождества Богородицы в пос. Гнилицы (Автозаводский район)
(120 лет со дня постройки)

    Церковь Рождества Богородицы в пос. Гнилицы была построена в 1822 г. тщанием прихожан, в правление архиепископа Моисея (Близнецова-Платонова). В 1903 г. заново перестраивалась трапезная часть храма тщанием астраханского купца Егора Зиновьевича Коссова. Церковь была белокаменная, с каменной же колокольней, покрыта железом. Престолов в ней было три: во имя Рождества Пресвятой Богородицы, иконы Смоленской Божией Матери и святителя Николая, третий – в честь св. влкм. Георгия Победоносца. К Гнилицкой Богородице-Рождественской церкви была приписана церковь в селе Горбатовке, деревянная, выстроенная на средства разных благотворителей. Их клир в 1916 г. составили: священник Иоанн Васильевич Беляков, диакон Павел Михайлович Никольский, псаломщик Александр Васильевич Дертев. Старостой с 1910 г. был крестьянин села Гнилиц Петр Евграфович Шишкин. При церкви была богадельня в небольшом деревянном доме, пожертвованном старостой церкви Чушаниным. Церковной школы не было. На 1916 г. в приходе было 1065 мужчин и 1112 женщины.
    После революции 1917 г. церковь просуществовала сравнительно долго, т.к. поселок Гнилицы вошел в состав Большого Нижнего лишь в 1935 г. В 1937 г. был арестован весь клир церкви села Гнилиц: священники Иван Васильевич Беляков и Андрей Александрович Виноградов, диакон Иван Федорович Ганин, псаломщики Виктор Иванович Зефиров и Яков Иванович Гортинский, а также председатель церковного совета Арефий Григорьевич Гущин и жившие в сторожке при церкви уборщицы – монахини Мария Григорьевна Владимирова, Анна Ивановна Ежова, Екатерина Павловна Постникова. С ними было арестовано еще шесть прихожан. Они обвинялись как члены «церковно-фашистской шпионской организации» во главе с митрополитом Горьковским Феофаном (Туляковым). Священник А.А. Виноградов якобы передавал сведения о состоянии железнодорожного транспорта, настроениях рабочих Автозавода и о переброске войск на Дальний Восток митрополиту, а тот через местоблюстителя Патриарха Сергия – за границу. «Связными» считались монахини, жившие при церкви. Воздержимся от комментариев, но цель, однако, была достигнута.
    После ареста клира развернулась компания по закрытию церкви. Как писалось в обосновании закрытия: «...в связи с подготовкой к выборам в Верховный Совет, а также в связи с раскрытой группой шпионов, группировавшейся вокруг этой церкви во главе с Гнилицким попом (т.е. священником Виноградовым – А.М.) население района в подавляющем большинстве категорически требует закрытия Гнилицкой церкви. За последнее время из числящегося в Гнилицах 1475 чел. взрослого населения 1173 чел. высказало свое мнение по этому вопросу, и из них только 87 чел. высказалось против».
    Достигалось нужное мнение общественности таким образом: в августе – сентябре 1937 г. жители Гнилиц, разбитые по десяткам домов на каждой улице, собирались руководителями этих «десяток», записывались в «явочный лист» и, после соответствующего доклада о «шпионском гнезде» и контрреволюционных делах духовенства (касса взаимопомощи, например и мастерская при храме), собравшимся предлагалось голосовать за закрытие церкви. На робкие замечания: «молодежь как хочет, а нам старикам, церковь нужно оставить», «если собрались (в клире – А.М.) всё люди плохие... то их нужно сменить, а церковь все же нужно оставить», и что вообще доказательства контрреволюционности настоятеля и монахинь, живших при церкви, слабые и похожи на сфальсифицированные («а не могло ли быть, что все нашедшее (т.е. найденное – А.М.) завезли другие...?» – ответ был: «Это неважно». – «А какой поп, какая монашка агитируют и борются против советской власти?» – «Не важно». Не явившиеся на подобные собрания жители «десяток» собирались председателями в октябре 1937 г. отдельно, в порядке «индивидуальной обработки». И они вынуждены были соглашаться с навязанным голосованием, хотя были и интересные оговорки: «если бы церковь повернуть не на клуб, а на больницу, потому что опозорят – в помещении церкви лик художества святых». Люди боялись осквернения икон и фресок…
    После ареста клира Гнилицкое общество верующих распалось, церковный совет от несения расходов по содержанию церковных помещений отказался, и за выходом из состава последних двух членов он с 26 августа 1937 г. перестал существовать.
    Протоколы общих собраний домовых «десяток» были поданы в Автозаводский райсовет, и Президиум Автозаводского райсовета 27 октября 1937 г. ходатайствовал перед Президиумом облисполкома о закрытии церкви. 21 декабря Президиум облисполкома это ходатайство утвердил и выделил 88 тыс. руб. на переоборудование здания церкви под кинотеатр.
    Храм не был открыт, несмотря на просьбы верующих, даже в годы Великой Отечественной войны и возвращен лишь в постсоветское время.

Спасский Староярмарочный собор
(190 лет со дня освящения)

    Спасский Староярмарочный собор был построен при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове) и назывался «старым» в отличие от позже выстроенного Александро-Невского храма. Спасский собор был построен сразу же после переноса Макарьевской ярмарки в г. Н. Новгород.
    Храм в стиле классицизма, с пятью куполами и колоннами и портиками коринфского ордера, строился в 1818–1822 гг., и в 1822 г. был торжественно освящен. Строился на счет казны по проекту зодчего Огюста Монферрана, автора Исаакиевского собора в С.-Петербурге и являлся его апробацией. В 1847 г. в соборе был поставлен богато украшенный резьбой иконостас по проекту архитектора Кузьмина с иконами знаменитого художника Скотти.
    В 1886–1888 гг., при епископе Модесте (Стрельбицком), собор был перестроен из-за появившихся трещин: переложены фундаменты и портики, расширено основное помещение и перестроены придельные алтари, сделаны пристройки с северной стороны (разница и сходы в подвал) и новый карниз. Работы проводились под надзором Р.Я. Килевейна, впервые применившего смелые инженерные решения для спасения храма, которому грозило обрушение. А в 1897 г. были устроены и новые иконостасы в приделах взамен обветшавших. Вся капитальная перестройка храма была произведена на средства ярмарочного купечества. В 1901 и 1902 гг., уже при епископе Назарии (Кириллове), снова был большой ремонт, и у западного входа в собор была построена новая колокольня.
    В соборе три престола: главный – во имя Всемилостивого Спаса и Происхождения честных Древ Креста Господня, правый – во имя небесного покровителя ярмарки прп. Макария Желтоводского, и левый – во имя св. благоверного князя Александра Невского. К северу от собора находилась устроенная в 1826–1827 гг. в одной связи с церковным домом теплая церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. После революции, в 1924 г., ее закрыли первой. Сам собор был закрыт постановлением Президиума Нижгубисполкома от 8 февраля 1926 г.
    В 1929 г. была разобрана колокольня. В январе – марте 1930 г. его планировали разобрать «ввиду начавшегося строительного сезона и крайней нуждаемости в строительном кирпиче на культурное строительство в Канавине и Сормове». Спасло собор то, что военное ведомство, занявшее его под склады, не подыскало помещения для перевоза складов.

Церковь Живоносновская на Нижнем базаре (ул. Кожевенная)
(310 лет со дня постройки в дереве)

    На месте древнего посада под кремлем, на Живоносновской улице (ныне Кожевенная) т.н. Нижнего базара, стояла церковь во имя иконы Божией Матери «Живоносный источник».
    В 1702 г. митрополит Исайя основал на этом месте мужской монастырь с деревянной церковью в честь той же иконы Божией Матери «Живоносный источник»: церковь стояла над источником, от которого митрополит Исайя получал исцеление своей болезни глаз. От архиерейского дома, находившегося тогда в кремле, митрополит сделал сход в монастырь и часто источник посещал. Пред храмовою иконою Божией Матери святитель устроил бассейн и провел в него воду из источника.
    В 1764 г., при составлении монастырских штатов, Живоносновский монастырь был упразднен, а церковь обращена в приходскую. В начале XIX в. эта деревянная церковь сгорела, и на ее месте в 1819–1821 гг., при архиепископе Моисее (Близнецове-Платонове), на средства прихожан и при деятельном участии приходского священника Никиты и церковного старосты П. Плотникова была построена каменная Живоносновская церковь. В 1830 г., при епископе Афанасии (Протопопове), купец К.М. Мичурин пристроил к ней трапезную с двумя приделами – во имя Св. Николая и Архистратига Михаила, а в Живоносновской церкви пред храмовой иконой снова устроил бассейн с водою, как было и в сгоревшей церкви. Сыновья Мичурина пристроили в 1830-х гг. к ней «красивую по архитектуре» колокольню.
    В 1839 г. при разрушении кремлевской стены от оползня горы, подмытой подземными ключами, Живоносновская церковь настолько пострадала, что источник в ней иссяк, стены ее стали разрушаться и она была закрыта для богослужения. Но в 1848 г. сыном К.М. Мичурина, бывшим городским головой Василием Климентьевичем Мичуриным, церковь была капитально укреплена и возобновлена. Бассейн в виде огромной вазы с проведенною в него водою из кремлевской горы был устроен за правым клиросом главной церкви, и перед ним была поставлена в киоте чудотворная икона Божией Матери «Живоносный источник». Престолы в возобновленной церкви по-прежнему были те же: главный – в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник», придельные в трапезной – во имя святителя Николая и Архистратига Божия Михаила (Добровольский М. Путеводитель по святым местам и церковным достопримечательностям г. Н. Новгорода. – Н. Новгород, 1912. – С. 116–118). При Живоносновской церкви находились каменный двухэтажный дом для членов клира, построенный тщанием купца В.К. Мичурина, каменная двухэтажная лавка и каменная церковная сторожка. При церкви содержались также «Назарьевский приют» и церковно-приходская школа, учрежденная в 1907 г. Они помещались в каменном трехэтажном доме Живоносновского церковно-приходского попечительства и финансировались Епархиальным училищным советом.
    В приходе на 1916 г. было всего 195 мужчин и 335 женщин. Соглашение на пользование зданием в 1918 г. подписали 334 чел.
    В январе 1928 г. в Нижкрайисполком поступило сообщение 2-го радиополка «об угрожающем для безопасности состояния культового здания Живоносновского религиозного общества, находящегося на Живоносновской ул. в г. Н. Новгороде». Нижегородский комитет коммунального хозяйства осмотрел здание церкви и установил «дальнейшую невозможность проведения в ней молитвенных собраний». После чего церковь распоряжением Губернского административного отдела закрыли, и 20 октября 1928 г. уже специальная комиссия осмотрела здание. «Осмотром было установлено, что в помещение трапезной, в стене, обращенной к Волге, имеется значительное количество трещин тяжелого характера и стена имеет заметный отход от здания». И ...«Комиссия пришла к заключению, что дальнейшая эксплуатация церкви является недопустимой. Против этого заключения представители религиозного общества не возражали». 27 декабря 1928 г. договор с обществом верующих, ввиду аварийного состояния здания, был расторгнут. Музейный отдел Главнауки также не возражал против сломки здания церкви Живоносного источника «при предварительном зафотографировании» – несмотря на то, что церковь стояла на учете Главнауки. Имущество Живоносновской церкви 1 марта 1929 г. было принято на хранение Губернским административным отделом в присутствии представителя Губмузея. Этот храм под благовидным предлогом был уничтожен.

Назад