В 1870 году почетные граждане Нижнего Новгорода выдвинули идею учредить Мининское братство и при нем – школу для обучения сирот и бедных детей. Поводом к тому послужили следующие обстоятельства: на пространстве четырех верст от села Печер, до соляных амбаров, на Гребешке и близлежащих к Нижнему базару улицах не существовало ни одной таковой школы; крайняя нищета некоторых мещан и других обывателей города вынуждала их посылать своих детей на собирание милостыни.
    В 1871 году местное гражданское и духовное начальство утвердило устав Мининского братства, а на следующий год, 1 июля 1872 года, в присутствии городского головы и нижегородцев открылась братская школа.
    Братство поставило своей целью не только дать достаточное образование детям мещан и сиротам города Нижнего Новгорода, но доставлять им добрый приют, нравственную подготовку к честному труду и обучать их разным ремеслам.
    1 октября 1872 года Братство открывает приют с тремя мастерскими (столярной, медно-жестяной и переплетной). Число призреваемых насчитывало до 30 мальчиков. Затем Братство преобразовало школу в училище, в котором обучалось: в 1872 г. – 43, в 1873 г. – 78, в 1874 и 1875 гг. – до 90 человек. По объему учебного курса и по правам окончивших его выпускников оно приравнивалось к учебным заведениям Министерства народного образования 4-го разряда, т.е. народным школам. Обучение было трехлетним, а учащиеся разделялись на три отделения. Штат преподавателей был невелик: два учителя и один законоучитель. Старший учитель занимался с двумя отделениями.
    Окончившим курс обучение устраивали экзаменационные испытания в особой комиссии под председательством члена Нижегородского уездного училищного совета. Выдержавшим экзамены удовлетворительно уездным училищным советом выдавалось свидетельство с правами на льготу по отбыванию воинской повинности.
    Кроме бесплатного обучения некоторые из призреваемых получали также бесплатно пищу, одежду и учебные принадлежности. На все это ежегодно тратилось не менее 4000 руб. К сожалению, незначительные членские поступления не могли покрыть и пятой доли всех расходов, так что Братство вынуждено было зависеть от частных пожертвований некоторых почтеннейших нижегородцев. Ясно, что такие поступления были не регулярными, и это ощутимо сказывалось на состоянии дел.
    Без поддержки городского самоуправления Братство существовать не могло, поэтому Совет Мининского Братства в июне 1875 года предложил Нижегородской городской думе «во имя доблестного гражданина Минина оказать денежную ежегодную поддержку школе, приюту и ремесленным заведениям» на условиях, какие гласные «найдут для себя подходящими». Просьба была рассмотрена 27 июня, и Дума определила: «В пособие Мининскому братству на содержание приюта и училища отпускать из городских сумм по пяти сот рублей в год, в течение трех лет, начиная с 1 июля текущего года».
    В «Сборнике статистических и справочных сведений по Нижегородской губернии» (1880 г.) указывалось, что в ведении Братства состоит 2-х классное приходское училище и при нем столярная мастерская и приют. В 1878–1879 годах в учреждениях Братства обучались 84 мальчика, из которых 37 являлись пансионерами, из них 17 обучались в мастерской. На училище в 1878 году было израсходовано 4050 рублей.
    По отчету за 1890–1891 год, в училище обучалось 98 детей от 8 до 13 лет, большинство из них принадлежало к беднейшим семьям. Было даже несколько буквально нищих семейств, дети которые питались подаянием. По вероисповеданию почти все ученики были православными, лишь один – лютеранин и два – иудеи. По сословной принадлежности ученики разделялись на представителей духовного звания – 4, купеческого – 1, мещанского и цехового сословия – 61, крестьянского – 28 и один был сыном солдата, не приписанного ни к каком у сословному обществу.
    Основной контингент обучающихся проживал в районе Нижнего базара, точнее, Живоносновской улицы (ныне Кожевенная) и прилегающих к ней улиц и передков, Ильинской, Телячьей (ныне ул. Гоголя) и Похвалинской улиц, Почаинского, Успенского и Суетинского съездов. Однако в последующие годы все чаще стали поступать ученики из других местностей города (Большой Покровской, Алексеевской и Петропавловской улиц и даже со старой Сенной площади). В отчете отмечалось, что «за последние годы училище приобрело хорошую репутацию», и это видно не только из того, что его посещали дети из отдаленных районов города, но и по причине прогрессирующего числа учеников. Например, на 1 сентября 1887 года их насчитывалось 68; 1889 года – 76, 1890 года – 90 и 1891 года –103 ученика (однако двое из них поступили в Духовное училище, один выбыл по болезни и двое – по домашним обстоятельствам). Многие родители, раньше жившие на Нижнем базаре и переехавшие на жительство в другие местности города, продолжали направлять своих младших детей в братское училище. К 1891 году в училище обучалось несколько мальчиков, у которых братья (и не один или два, а порой пять или шесть) учились здесь же.
    Показателем того, что училище пользовалось большой популярностью среди беднейших слоев нижегородцев, служит следующий факт: в 1891 году Совет Братства вынужден был отказать в приеме 28 мальчиков «ввиду совершенной невозможности принять их за недостатком места в училище».
    15 марта 1890 года Братство открывает приют для беднейших учеников училища, приняв в него 12 мальчиков с полным содержанием: пищей, одеждой и обувью, книгами и учебными пособиями. Заведовал приютом старший учитель В.П. Домашнев. На средства председателя Совета Братства М.А. Зайцева с 1 ноября 1890 года при приюте открылась мастерская, в которой питомцы под руководством опытного мастера и в свободное от учебных занятий время обучались ткать половики, плести маты и делать пароходные кранцы (парусинный мешок с пенькой, вывешиваемый за борт для предохранения его от трения о другое судно или о пристань). Председатель М.А. Зайцев в своем доме по Троицкому переулку отвел помещения для училища (с квартирами для учителей) и мастерской, неоднократно дополнял нехватку денежных средств Братства из своих доходов.
    Несмотря на трудное время (голодный 1891 год), Братство, «следуя точному смыслу своего Устава… и стоя на высоте своей христианской задачи», признало возможным оказать помощь в виде увеличения числа питомцев приюта до 20 человек, а также в снабжении беднейших из приходящих учеников одеждой и обувью, а по возможности и пищей, хотя бы одним обедом. В этой связи Совет обратился к «человеколюбию и просвещенному содействию всего гг. членов Братства с просьбою поддержать христианские начинания Совета и не отказать в своей посильной помощи».
    В следующем отчетным году Совет Братства вновь отметил, что училище «с года на год более и более приобретает симпатии населения», увеличивая число обучающихся, которое достигло 122 человек, при этом вновь было отказано в приеме 28 мальчикам. Это обстоятельство, признавал Совет, явно указывает на необходимость расширения училища. Продолжали обучаться в нем дети из беднейших слоев населения, сравнительно же состоятельных людей было не более 10-15 человек. С гордостью констатировалось, что «по постановке и ведению учебно-воспитательного дела училище Братства относится к числу лучших народных училищ», как об этом было заявлено председателю Совета ревизором – директором Народных училищ Нижегородской губернии.
    В приюте Братства постоянно поживало 10-15 учащихся. Это были дети либо совсем безродные, сироты, либо дети крайне бедных, чаще нищих, а во многом числе случаев – «испорченных и развратных» родителей. Питомцы в приюте продолжали пользоваться полным содержанием и столом (обед и ужин из двух блюд и два раза в день чай с белым хлебом, а по праздникам сверх того – пироги, а по большим праздникам еще и гостинцы).
    В летнее каникулярное время для питомцев приюта неоднократно устраивались загородные прогулки, что преследовало и практическую цель – знакомство с природой.

    При приюте существовала мастерская ткацких и пробочных пароходных принадлежностей. За два года своего существования мастерская окупила свое содержание. Ее изделия главным образом продавались в пароходные конторы У.С. Курбатова, М.П. Зарубина, М.М. Кашина, И.И. Любимова и некоторые другие. Но 1 октября 1893 года мастерскую пришлось закрыть по причине того, что состав приюта стал малолетен и малосилен, а ткацкая работа и выработка спасательных кругов требовала довольно большого физического напряжения. Обстановка же и инструменты мастерской были переданы в «Дом трудолюбия».
    Отмечалось, что некоторые из окончивших училище Братства продолжили обучение в губернской гимназии, реальном, уездном, духовном и Кулибинском училищах, «поступали на какое-либо место» или занимались ремеслом своих родителей.
    С начала следующего учебного года Совет предполагал несколько изменить характер своей деятельности «как вследствие опыта и указания самого дела, так и вследствие недостатка денежных средств», а именно – закрыть приют и расширить училище. Причина закрытия приюта – большие расходы на содержание небольшого количества его питомцев. В приюте же планировалось устроить третью классную комнату и пригласить третьего учителя. Кстати, в отчетный год в училище уже работал прикомандированный к нему кандидат на учительскую должность. Изменение давало также возможность увеличить комплект учеников до 150 человек и одновременно сэкономить в год около 1000 рублей.
    С закрытием приюта помощь бедным ученикам Совет предполагал оказывать выдачей им книг и учебных пособий, в снабжении беднейших из них одеждой и обувью.
    Но приют не был закрыт, и к 1896 году в нем продолжали проживать 11-12 мальчиков. Значительно увеличилось и количество обучающихся в училище, достигнув 174 детей. Произошло изменение и в управлении Совета: вместо отказавшегося от председательского кресла М.А. Зайцева 7 июля 1894 года председателем был выбран его сын А.А. Зайцев. Но бывший председатель и попечитель Братства остался членом его Совета.
    Постоянным источником дохода Братства были ежегодные субсидии от города в 1000 руб., местного Купеческого банка в 200 руб. и столько же от страхового общества «Волга», а также проценты с капитала самого Братства. Но в 1896 году Братство неожиданно получило значительную материальную помощь. Нижегородский купец Д.А. Обрядчиков, скончавшийся 7 февраля 1896 года, оставил огромное состояние (около 300 000 рублей), проценты от которого завещал на благотворительное дело. В пользу Мининского братства было отчислено 12% дохода, что, по мнению Совета, «даст возможность Совету Братства лучше и шире поставить дело воспитания и образования бедных детей».
    1 июля 1897 года Братству исполнялось 25 лет, и грядущий юбилей «на ниве народного образования» Совет высказал пожелание ознаменовать «каким-либо достойным события делом». Директор начальных училищ Нижегородской губернии С.А. Брызгалов, тщательно ознакомившись с уставом Братства и вполне сочувствуя его «христианской цели и задачам», предложил открыть при его училище ремесленную школу по типу уже существовавших в разных губерниях на основании мнения Государственного совета, высочайше утвержденного 24 апреля 1895 года. Ремесленная школа не требовала больших затрат и давала прочное ремесленное образование, а, следовательно, и верный кусок хлеба в будущем. Курс обучения планировался четырехлетний, причем последний год посвящался работе в мастерской.
    В отчетном 1897-1898 году вновь констатировалось, что в училище обучаются дети главным образом Нижнебазарной части города и прилегающих к ней улиц и переулков, а в ремесленной школе – дети «почти из всех частей города» (из Канавина и даже из пригородного села Гордеевки). По сословной принадлежности большинство из обучающихся относилось к мещанам (почти 60%). По своему общественному положению большая часть их принадлежала к семьям «мелких пароходских и контороских служащих», мелких приказчиков и торговцев, ремесленников и рабочих. Даже имелось довольно большое количество детей «прямых нищих». В отчете отмечалось, что в числе таких детей, получающих от Братства обучение и воспитание, «многие принадлежат к семьям испорченным и порочным, живущих в вертепах Миллионной улицы, для которых Братство служит материальной и нравственной опорой». Детей сравнительно состоятельных родителей в училище было немного.
    В начальном училище Братства обучалось 179 мальчиков, что было на 59 человек более предусмотренного комплекта. Из них 37 окончили курс с получением свидетельства на льготу по отбыванию воинской повинности. При училищном приюте на полном содержании проживали 15 мальчиков. Что же касается ремесленного училища, то в нем обучались 20 детей мужского пола.
    По отзывам учебного начальства – ревизоров (директор народных училищ С.А. Брызгалов, инспектор народных училищ А.А. Раевский, инспектор промышленных училищ Министерства народного просвещения Б.П. Овсянников), начальное училище и ремесленная школа Мининского Братства были по постановке учебно-воспитательного дела отнесены «к числу хороших училищ Нижегородской губернии».
    1 ноября 1897 года, в день храмового праздника иконы святых Козьмы и Дамиана, по ходатайству Совета Мининского Братства перед Министерством народного просвещения, в память 25-летия Братства была открыта ремесленная школа. В ней обучали сапожному и чемоданному ремеслу. Однако в 1901 году чемоданное отделение было закрыто.
    Год открытия и следующий год были периодом расцвета ремесленной школы: количество учащихся достигло 60 человек. Такой наплыв обучающихся потребовал от Братства значительных денежных затрат. Средства были найдены путем сбора пожертвований, но они вскоре сократились, и в распоряжении Братства остались лишь постоянные пособия разных лиц и учреждений. Совет Братства вынужден был обратиться с просьбой о пособии на содержание школы в Министерство народного просвещения, и она была удовлетворена в 1902 году, но в сумме (480 руб.), далеко недостаточной для нужд учебного заведения. Видимо, по этой причине число учащихся в школе падает до 18 мальчиков. По сути, признавался впоследствии Совет, «это был самый черный год в жизни школы», но это «замирание» было временным. В 1902–1903 годах число учащихся было по 18, в 1904–1905 годах – по 23; в 1906 – 28; в 1907 году – 32; в 1908 году – 36 человек.
    Братство вновь обратилось с ходатайством к Министерству. К этому времени был устранен ряд дефектов «в строе школы», в том числе главный из них – совмещение обязанностей заведующего школой с преподаванием в начальном училище. В помощь ему для занятий в училище был дан помощник. Это позволило заведующему школой уделять большее внимание ремесленной школе и ввести в ней «более правильное обучение как общеобразовательных, так и специальных предметов».
    Через два года количество обучающихся в начальном училище сократилось до 130 человек, но зато их количество в ремесленной школе увеличилось до 36 мальчиков. Прибавились учащиеся и от пригорода Нижнего Новгорода – Печёр. Как и раньше, подавляющее число обучающихся относилось к мещанскому сословию (60%), из крестьян было 25%, а остальные – из разночинцев.
    Капитал Братства составил 5600 руб., хранящихся в Нижегородском Купеческом и Николаевском Городском банках. Расход же на содержание Братства в отчетном году составил 11 377 руб. 96 копеек.
    К началу ХХ столетия количество учеников начального училища сохранилось на том же уровне. Но в 1905 году оно сократилось до 116 мальчиков. Правда, появилась одна девочка. На полном иждивении находились 24 мальчика. Содержание начального училища обходилось Братству более 2000 рублей в год.
    В ремесленной школе обучались 23 мальчика, выполняя частные заказы. В этом плане 1905 год стал благоприятным по количеству произведенных и сданных работ: 292 пар обуви сшили и 450 починили, а также окончившими и оставшимися при школе в качестве подмастерьев мальчиками было осуществлено 543 пар починок и изготовлено новых 348 пар обуви. Работы учеников получили известность и удовлетворения со стороны нижегородцев. Но существовали и проблемы: неполнота оборудования мастерской, вследствие чего не все работы можно было производить своими силами, и приходилось обращаться к другим мастерским.
    Через три года количество обучавшихся в начальном училище сократилось до 59 мальчиков и одной девочки. В ремесленном училище обучались 36 человек. На полном иждивении Братства оставалось все столько же – 24 мальчика. Появились и новые жертвователи: В.М. Бурмистрова пожертвовала 2000 руб. из средств И.М. Рукавишникова, завещанных им на благотворительны цели.
    Через год число воспитанников народного училища уменьшилось еще на 25 человек. Но в ремесленной школе оно увеличилось до 42. Проявились и положительные тенденции в плане ассигнования Братства, которое получило на содержание ремесленной школы от Министерства народного просвещения по 1470 руб. ежегодно. Министерство также отпустило единовременно 1000 руб. на оборудование школы и 5800 руб. на расширение ее помещения. Кроме того, почетный смотритель А.А. Зайцев изъявил желание пожертвовать 2500 рублей.
    В следующем отчетном году число обучающихся в народном училище и ремесленной школе повысилось до 48 в каждом из учебных заведении. Тогда же Совет Братства вновь обратился к Министерству народного просвещения, чтобы оно ассигновало на ремесленную школу еще 4262 руб. А.А. Зайцев вновь откликнулся и добавил к ранее пожертвованным суммам еще 2000 рублей.
    К сожалению, в НГОУНБ отсутствуют отчеты братства за последующие годы. Но, несомненно, оно благополучно просуществовало до смуты 1917 года. Кстати, в нашем городе и губернии существовало около 20 разнообразных братств с православными, духовно-просветительными и иными благотворительными целями. Последние два из них возникли в 1917 году: Нижегородское религиозно-трудовое братство и Нижегородское Спасо-Преображенское православное братство возрождения церковно-общественной жизни.

Галай Ю.Г., профессор




Назад