Один из самых знаменитых Нижегородских губернаторов за всю историю города, обозванный озлобленным Ильичем «известным российским помпадуром» (один Ленин знает, что он в виду имел…), флотский боевой офицер… Мы говорим о Николае Михайловиче Баранове, которому до сих пор в нашем городе не воздано должное за его значительные заслуги…
    На российском горизонте имя Николая Баранова возникает в конце 1860- х г.г. В ходе «милютинской» военной реформы стало до боли очевидно, что Россия неимоверно отстала от Пруссии в качестве вооружения. И тогда Баранов, не считая правильным дожидаться, когда раскачается косный государственный аппарат (сколько раз в жизни еще он поступит также и как расплатится за это…), предложил старую шестилинейную винтовку переделать в скорострелку. Он представил свой проект «системы Баранова» цесаревичу Александру Александровичу, и, получив от него финансовую и моральную поддержку, убедил Н.И. Путилова начать выпуск на принадлежавших ему ижорских заводах новой – более совершенной винтовки. Баранов был невероятно энергичен, что в Российской империи крайне неуместно и очень дорого обходится для самого человека… История с винтовкой Баранова закончилась тем, что на вооружение русской армии поступила австрийская винтовка системы чеха Крнка, которую находчивые русские солдаты назвали тут же «крынка» и крыли – на чем свет стоял… А все просто – интересы ее создателей лоббировались при дворе… Барановская же винтовка – 10 тысяч штук, выпущенных ижорскими заводами, ушла на вооружение флотских команд, где и закончилась еще одна печальная страница в истории отечественной военной техники…
    Начало Русско-Турецкой войны открывает и новую веху в биографии Николая Баранова: он пишет рапорт начальству и получает в командование маленькое паровое судно, которое до того делало только коммерческие рейсы. Его наспех привели в порядок и переоборудовали, но по боевым характеристикам «Веста» крейсерам очень уступала. Но экипаж любил командира, и всех вело вперед патриотическое чувство… Знаменитый в отечественной военной истории «бой «Весты» и турецкого броненосца «Фетхи-Буленд» состоялся 11 июля 1877 г. в 35 верстах от Констанцы. Турецкое судно было и грандиозным, и прекрасно оснащенным. Около 6 часов длился неравный бой, и турки могли видеть беспримерное мужество русских. Геройской смертью на борту «Весты» пали подполковник Чернов, лейтенант Перелешин, прапорщик Яковлев, рядовые стрелки и матросы. Командир получил контузию. В бою его телом заслонял князь Ю.П. Голицын-Головкин – волонтер «беззаветной храбрости»… «Веста» потеряла более половины личного состава – не много и не мало…Лейтенант Рождественский на русском корабле дал выстрел из мортиры… Меткий выстрел. На «Фетхи-Буленде» взорвались боеприпасы, начался пожар, и броненосцу стало не до тарана. Об этой морской дуэли рассказывает нам картина И.К. Айвазовского. Когда «Веста» вернулась в Севастополь, восторженная публика толпами посещала героический корабль, и множество добровольцев просились под начало Баранова. Следующим кораблем Н.М. Баранова в Русско-Турецкой войне был вспомогательный крейсер «Россия». Его доблестное деяние также вошло в анналы Отечественной истории – в декабре 1877 г. у Анатолийского побережья «Россия» захватила турецкий пароход «Мерсина» с целым десантом на борту – 800 солдат и офицеров! За свои воинские подвиги Николай Баранов был награжден орденом св. Георгия 4 степени, чином капитана 1 ранга и званием флигель-адъютанта. Его портреты разошлись на спичечных коробках и марках, а также – да здравствует Отечество – на плитках шоколада…
    Баранов много публиковался под различными псевдонимами, вновь и вновь обращая внимание общества на проблемы и недостатки в морском ведомстве… Чем, конечно, снискал немалое «внимание» недоброжелателей – с тех давних пор идет история его «бодания» с неимоверно неповоротливой русской бюрократической машиной… В Морском Министерстве в 1879 г. состоялся суд, и Баранов блестяще защитил себя, но службу пришлось оставить, впрочем- как и флигель-адьютантские вензеля…Его приближает к себе генерал И.В. Гурко, который быстро производит Николая Михайловича в полковники в составе «полевой пешей артиллерии». Это эпоха «расцвета терроризма», когда за Александром II шла настоящая охота, и Иосифу Гурко нужны были талантливые, верные и решительные люди, ибо каждая власть обороняет себя более или менее гуманными методами – в зависимости от сопутствующих обстоятельств… В день убийства государя – освободителя вся либеральная политика М.Т. Лорис-Меликова была завершена резким росчерком истории, и новым петербургским градоначальником стал Николай Баранов. К.П. Победоносцев приветствовал выбор!. Баранов в тех вещах, в тех вопросах, которые он считал принципиальными, проявлял волю поистине железную… Полиция получила не только при нем новую форму, но и новый импульс, новую мотивацию для своей деятельности – разыскивала и арестовывала подозрительных лиц, строго надзирала за неблагонадежными, разминировала городские мосты – после того, как там «поработала» группа молодых террористов… Менее полугода прослужил в Петербурге Николай Михайлович, и по ходатайству министра внутренних дел Н.П. Игнатьева был от должности освобожден. Но эта – недооцененная страница его биографии – была замечательно ярка. Так же интересны и его 100 «архангельских» дней - мало по времени, много по количеству сделанных для губернии дел… Но самых высоких похвал Николай Михайлович заслужил за свое нижегородское генерал – губернаторство. С 1882 года назначен он в наш город, и губерния стольким обязана ему. И первое – это, бесспорно, ликвидация поволжского голода 1891 года. Он и голодом-то, собственно, был назван под давлением мнения Николая Михайловича. В 1892 г. он принял беспрецедентные меры в борьбе с холерой, создав резервация на острове и плавучие госпитали, он ограничил зону распространения заразы и спас много жизней. Он жестко подавлял холерные бунты и в самом зародыше давил попытку таковых. Он замостил значительную часть старых нижегородских улиц I Кремлевской части, расширил водопровод и поставил газовые фонари. Вообще, правильным будет отметить ОСОБУЮ заслугу Николая Михайловича Баранова в организации и проведении на Нижегородской земле XVI Всероссийской художественной и промышленной выставки. Ремонт зданий и создание дешевых гостиниц, договор с финским легким пароходством, позволивший на время проведение Выставки обеспечить доставку гостей через реки по приемлемой цене. А еще городской театр и многое-многое другое…Трудно ему было с крепким и повидавшим все российским чиновничеством, которое ничем не отличалось в лучшую сторону от той же публики в общероссийских масштабах: съела его эта братия – в 1897 г., столько отдавший России и Нижегородской земле генерал Баранов был снят с должности нижегородского губернатора и отправлен к месту своего последнего назначения – в Правительствующий Сенат. Умер он 12 августа 1901 г. на берегу Балтийского моря … Именем его были названы не только стипендии в учебных заведениях нашего города, но и – самое главное – эскадренный черноморский миноносец «Капитан-лейтенант Баранов».
    Светлая память о ком-либо может быть только на основе знания. И сейчас, в канун наступления нового дня нашего города, мы хотим дать вам возможность соприкоснуться с личностью, сыгравшей такую большую роль в региональной истории и внесшей столь значительный вклад в развитие региона. Память генерал-губернатора Николая Баранова до сих пор никак не увековечена в Нижнем Новгороде и области.

Материал подготовлен
главным библиотекарем по краеведческой работе
А.А. Медведевой

Назад